Реформа языка: когда лингвисты и чиновники поймут К. Токаева?

1888

Проблема латинизации в РК в том, что произошла ее политизация: без научного обоснования, анализа, прогноза, исследований были предложены три неудачных варианта латиницы. Даже Указы президента Нурсултана Назарбаева о переводе на латинскую графику были опубликованы без научной аргументации, и никто не знает авторов этих вариантов! И ныне эта история повторяется…

           Нет концепции масштабной реформы казахского языка     

9 ноября под председательством президента Касым-Жомарта Токаева состоялось совещание по переводу алфавита казахского языка на латинскую графику. В ходе совещания министр культуры и спорта Актоты Раимкулова представила научно обоснованный проект алфавита. Усовершенствованный вариант полностью соответствует принципу «один звук – одна буква», закрепленному в традиционной народной письменности, не используются диграфы, т.е. обозначения одного звука двумя или более символами. Проект алфавита включает символы, обозначающие все 28 звуков казахского языка.  

Так сообщили в СМИ, однако не был опубликован сам проект алфавита, не названы авторы проекта, не было научного анализа латинизации и данного алфавита, не озвучена цена перехода на латиницу, не раскрыты возможности развития языка с переходом на данный вариант латиницы и т.д. Опять келейный подход чиновников к латинизации.

Президент отметил необходимость проработать совместно с учеными проект алфавита и внести его на рассмотрение очередного заседания Национальной комиссии по переводу алфавита казахского языка на латинскую графику при правительстве РК.

«Не стоит забывать, что создание нового алфавита – это непростой вопрос. Разработку новой графики невозможно завершить за один день и даже за один год. Поспешность в этом деле может нанести ущерб всей нашей культуре и исторической идентичности. Проблема заключается не в переходе с кириллицы на латиницу, а в том, что осуществляется масштабная реформа казахского языка. Надо учитывать и финансовую сторону вопроса. Работа по внедрению латинского алфавита должна осуществляться постепенно. Можно сказать, что данная графика рассчитана на подрастающее поколение, и именно оно должно в полной мере воспользоваться ее преимуществами. Поэтому этот процесс нужно проводить планомерно, постепенно», – отметил глава государства.  

Касым-Жомарт Токаев поручил министерствам культуры и спорта, образования и науки, информации и общественного развития провести среди населения комплексную информационно-разъяснительную работу по вопросам внедрения нового алфавита с привлечением ученых, экспертов и представителей интеллигенции.

Самое главное, до сих пор нет разработанной лингвистами концепции масштабной реформыказахского языка, о которой неоднократно говорил президент К.Токаев.  

Латиница сама по себе не улучшит положение языка, не создаст литературу, не повысит уровень образования, не развивает язык. Хотя письменность призвана развивать язык, а не препятствовать его развитию.

Сторонники латиницы сформулировали понятныенароду простые месседжи: латиница – это расставание с русским миром, приобщение к мировым технологиям, будущее – за латиницей, станем составной частью всей англоязычной части мира. Однако такие аргументы не имеют отношения к развитию языка.

Получается, не развивая науку, литературу, образование, книгоиздание, можно с помощью одной латиницы развить язык, приобщиться к новым технологиям, поднять науку, экономику!

Мало кто говорил о смене письменности как чисто лингвистической проблеме – много разговоров о политической составляющей: мол, латиница ассоциируется как с модернизацией сознания, этнизацией, сохранением и защитой национальной идентичности и самобытности казахского языка. Будто латиница – национальная графика и на ней – огромное культурное наследие!

В итоге политизация латинизации продолжилась и после вмешательства президента: лингвисты по-прежнему рассматривают только варианты латиницы, а не реформу языка!  

                  Язык развивается с помощью литературы,науки

     

Для начала надо уяснить простую истину. Любой язык развивается посредством художественной, научной, переводной и другой литературы, развитой лингвистики, публицистики, театрального искусства, кино, мультипликации и т.д. Те же новые слова, которые наши лингвисты создадут на латинице, должны зазвучать в художественной, научной и другой литературе, публицистике, кино и т.д.

Это фундаментальные основы развития языка, позиции которых у нас в данное время очень слабы. Разрушена развитая сеть книжных магазинов, закрыта сеть газетных киосков, издание художественной, научно-познавательной литературы стало частным делом без гонораров и государственной помощи, с мизернымитиражами, финансирование науки ниже, чем в африканских странах. Академия наук стала общественной организацией, закрыты многие НИИ.

Поэтому неудивительно, что за годы независимости у нас не появились мастера уровня Ауэзова, Жумабаева, Аймауытова, Байтурсынова, Макатаева, Калдаякова, Мергенова, Тельжанова и т.д., ученые уровня Сатпаева, Маргулана, языковая реформа зашла в тупик, а идеология не предложила национальную парадигму развития. Потенциальные писатели, поэты, художники, ученыепогибли в духовном вакууме, в обществе потребления, бесцельности.

Сегодня вместо акынов говорят акимы. Условно говоря, взамен языку Абая и Ауэзова пришел язык газетной публицистики, социальных сетей, которому очень трудно оформлять тексты на философские, законодательные, технические, научные, спортивные, городские и другие темы.

Лингвистика слабо финансируется – у нас нет даже социальной лингвистики, не говоря о корпусной, компьютерной, когнитивной и др. Работа в Терминологической комиссии на общественных началах и не оплачивается.

Между тем надо не только создать национальную терминологию, но и использовать ее в научных изданиях, вузовских лекциях, лабораториях, на практике и т.д.

Этого до сих пор нет. По этой причине используется терминология из русского, английского языков, а лекции с технической, научной терминологией нередко читаются на русском языке.

Казалось, очень простая взаимосвязь – переход на новую графику и возможности отечественного книгоиздательства, но эта проблема даже не обсуждается.

Например, по информации министра образования и науки РК Асхата Аймагамбетова, школьный библиотечный фонд состоит в основном из учебной литературы, художественные произведения составляют только небольшое количество. К тому же в учебных хранилищах преобладают книги советского периода, в подавляющем большинстве идеологического характера. Современной художественной литературы, в том числе на государственном языке, по-прежнему ничтожно мало. Не говоря о переводной мировой литературе.

Если такое положение со школьным библиотечным фондом на нынешней графике, то с переходом на латиницу его положение будет катастрофическим.

                               Готовые рецепты для реформы

Для иллюстрации можно привести лингвистический или научный подход к языковой реформе, который предполагает наличие сильных ученых, способных возглавить всестороннюю языковую реформу. Например, Михаил Ломоносов написал первую научную русскую грамматику, ввел термины и научные выражения, как земная ось, законы движения, удельный вес, негашеная известь.

Именно Ломоносов ввел в науку ряд русских слов, имевших бытовое значение, таких как: опыт, движение, явление, частица. То есть, вместо тяжелых терминов и словосочетаний из европейских языков Ломоносов ввел легкие русские словоформы.

Также ученый ввел новые стили языка, новые литературные жанры, виды стихосложения: Ломоносов сам писал стихотворения и оды. Суть учения о трех стилях заключается в том, что «обветшалая» система церковно-книжной речи тормозила развитие литературы.

Всестороннее знание родного языка, обширные сведения в точных науках, прекрасное знакомство с латинским, греческим и западноевропейскими языками, литературный и природный талант позволили Ломоносову заложить правильные основания русской технической и научной терминологии, литературному языку.

Именно в это время заработала российская Академия, где Ломоносов учился и работал (у нас, наоборот, сделали Академию обычной общественной организацией).Ломоносов открыл университет, где внедрял свои научные и лингвистические разработки и открытия.

Реформирование языка – это труд не одного года и даже не одного десятилетия. Например, реформа русского языка, начатая М.Ломоносовым, растянулась на столетие. Ведь это не только неологизмы и заимствования в новой фонетической оболочке, для «обкатки» которых в литературе, публицистике, науке необходимо время. Это и реформа алфавита, и новые функции и стили языка, и новые литературные жанры.

Подобный литературно-языковой процесс в Казахстане наблюдался с начала ХХ века до известных политических репрессий. Именно тогда была начата языковая реформа Ахмета Байтурсынова, казахский язык «оживился», появилась целая плеяда известных поэтов и писателей, новые литературные жанры: театральные пьесы, повести, романы, памфлеты и т.д. В казахском языке до сих пор пользуются лингвистическими терминами, введенными Байтурсыновым.

Ныне для языковой реформы необходим не только Лингвистический центр по координации языковой реформы, но и Институт казахского и тюркских языков (социальной лингвистики), Литературный институт, Институт терминов, Институт перевода.

Если правительство найдет на латинизацию 20 млрд долларов, то можно поддержать грамотную смену графики и языковую реформу: для открытия сети книжных магазинов, развития книгоиздательства, восстановления гонорарной системы для писателей и поэтов, для открытия научных, в том числе лингвистических институтов, центров перевода, перевода большей части письменности с кириллицы на латиницу, финансирования науки, восстановления Академии наук в прежнем статусе и т.д.

                                                   Дастан ЕЛЬДЕСОВ,

Национальный портал «Адырна»

Пікірлер
Редакция таңдауы