Home » Айдарлар » Салт-дәстүр » Только сильные способны на арыздасу – прощальную исповедь

Только сильные способны на арыздасу – прощальную исповедь

Человек, который чувствовал, что скоро уйдет в иной мир, приглашал к себе близких, родственников, друзей и говорил им свое последнее слово. Эту традицию казахи называют «арыздасу». На такое способны очень сильные духом люди.

Наставления и завещание

Дословно «ар ісі» – дело чести («ар» – честь, «іс» – дело) по закону сингармонизма казахского языка видеоизменилось в «арыз».

Уходящий в мир иной человек рассказывает собравшимся о своих исполнившихся и не исполнившихся надеждах, дает наставления и завещание детям, друзьям и ровесникам говорит прощальные слова и просит прощения у тех, кого обидел. Таким последним поступком уходящие дают наказы, как следует жить на этой земле.

Собравшиеся родные и близкие говорят свои пожелания «бақыл болыңыз», (будьте смиренны), «қияметте жолығайық» (пусть бог даст нам встретиться на том свете). Родственники и дети обязуются выполнить все пожелания умирающего.

Арыздасу относится к традициям, которые отличаются духовной глубиной и воспитательным содержанием

Арыздасу в дальнюю дорогу

Этот обряд проводится и перед дальней дорогой. В таких случаях уезжающие получают благословение у старших, достойно прощаются с родственниками на тот случай, если в дороге случится непоправимое. Они высказывали родичам свои просьбы, работникам давали задания.

О том, что традиция эта появилась очень давно, свидетельствует народная богатырская жыр-поэма «Козы Корпеш – Баян сулу». Козы Корпеш Сарыбайулы перед выездом в путь на поиски своей невесты Баян сулу Карабйкызы, засватанной еще в детстве, совершает арыздасу:

Жылқыдан сол күреңді алып келді,

Ерттеп, дайын сапарға қылады енді.

«Арыздасып, қоштасып, қаламын» деп,

Басы Тайлақ, ел-жұрты – бәрі тұрды.

– Айтар сөзім бар, Тайлақ, биім саған,

Қайғымды ескеріпсіз жетім қалған.

Сапарымды тоқтатам дей көрмеңіз,

Құлдық ата, көңілің қалар маған».

 

Из табуна привел скакуна гнедого,

Оседлал, подготовил для дальней дороги.

Арыздасу чтобы совершить на прощанье,

Главный Тайлак и все стояли в ожидании.

– Есть что сказать, судья Тайлак, вам мне,

Не пытайтесь, слова не остановят меня,

Спасибо, что хотели спасти от бед,

Останется после меня скоро лишь след.

 

Тогда Тайлак ему ответил так:

– Шырағым, қайратыңа көңілім еріп,

– Мен келдім қалайын деп сені көріп.

Тоқтатар сапарымды деп ойлама,

Амандасып қаламын, бата беріп!

 

– Свет очей моих, порывом твоим я горд,

– Дай насмотрюсь на тебя пред дальней дорогой.

Тебе не преграда ни ветер, ни снег и не лед,

Прими от меня благословение, родной!

 

Козы высказывает свою просьбу Тайлаку:

– Ендеше, батыр Тайлақ, аз тоқтай қал,

Артымда қалды менің есепсіз мал.

Тапсырдым, бар малымды, Тайлақ сізге

Соны бүгін түгендеп қолыңызға ал.

Жалғыздан тірі айрылған шешем қалды,

Тапсырдың, көзіңіздің оң қырын сал.

 

– Батыр Тайлак, вы с детства знаете меня,

Я оставить хочу вам свои несметные стада.

Прошу принять просьбу мою,

Смотреть за ними, как за своими, любя.

Остается мать без единственного сына,

Позаботьтесь, пока не вернусь невредимым я.

 

Его мать и народ прощаются с Козы Корпешем:

— Қиыспай елі-жұрты зар жылайды,

Анасы тақат қылып жүре алмайды.

Оңды, солды бетінен сүйді дағы,

Артынан бата беріп тұрып қалды.

 

Льют слезы, все не желают расстаться,

Мать не может отойти от сына на шаг.

Все в щеки целуя, одна не хочет остаться,

Благословила, желая в пути добрых благ.

(Смысловой перевод автора статьи)

Традиция в классике

Великий писатель Мухтар Ауэзов в романе-эпопее «Абай жолы» («Путь Абая»), в главе «В вышине» так описал арыздасу:

«На следующую ночь Улжан начала терять надежду на выздоровление свекрови. …Когда она открыла глаза, в душе Абая затеплилась надежда. Он пристально смотрел на бабушку. Больная силилась сказать что-то. Абай не понял ее, но от Улжан не ускользнуло ни одно ее движение. Оба наклонились к умирающей и Зере что-то внятно зашептала.

Силы ее иссякли, но рассудок был ясен. Только голос стал совсем беззвучным.

— Сумела ли я… в жизни… быть добрым примером для вас?.. Сумела ли… наставлять вас… пока слух мой не изменил мне?.. Что я могу?.. Чего ждете… вы от меня… сейчас… когда уходят остатки сил моих?.. Наклонились ко мне… чего ждете от меня?..

Она говорила с трудом. Каждое слово стоило ей мучительных усилий.

Абай приложил обе руки к груди и склонился перед нею:

«Все лучшее, все чистейшее в сердце моем – тебе, святая мать», — говорило это безмолвное движение

Он сжал руки старушки и приложил к своим щекам ее маленькие сморщенные пальцы, покрывая их поцелуями. Несколько горячих капель упало на них.

Бабушка снова прошептала:

— Свет мой… зеница очей моих…

Она взглянула в сторону Улжан и добавила:

— Береги свою мать… слушайся ее…

Жизнь покидала старушку. Помолчав, Зере опять заговорила:

— Все-таки… ведь он – единственный сын мой… Пусть же он… своей рукой… бросит горсть земли… на мою могилу.

Эти слова прозвучали ясно, отчетливо. Зере смолкла. Абай понял: то была ее последняя воля о Кунанбае. Улжан только молча кивнула головой: «Не тревожьтесь, сделаем все…»

Моральная поддержка

В памяти казахского народа сохранилось немало примеров, когда люди, которые смело глядели в глаза смерти, прощались по традиции. Во время арыздасу нередко применялись и музыкальные инструменты. Иногда для арыздасу люди проделывали долгий путь.

Например, акын Асет Найманбайулы (1867-1923) провел 7 дней в пути, чтобы приехать к другу Кемпирбаю Богембайулы (1834-1895), который лежал на одре смерти.

Из отрывка длинных стихов, исполнявшихся под аккомпанемент, можно понять многое:

— Сәлем ал, басың көтер, кешуіңді айт,

Адамның бірі емессің әншейін жай.

Жеті күн жолаушылап келіп тұрмын,

Шырайлы, көркем жүзің көріп тұрмын.

Бір көтер тым болмаса басыңызды,

Інілік сәлемімді беріп тұрмын.

…Сен кетсең өзіңдей боп ұл туар ма-ай,

Қою сөз қояр ма екен үн шығар май.

 

— Прими салем, подними главу и прощение свое скажи,

Совсем не рядовой средь простаков, мой друг, ведь ты.

Семь дней к тебе добирался я через степи и реки,

Чтобы увидеть тебя и глаза лицезреть твои.

Хоть раз подними гордый взор и голову свою,

Приветствие тебе брата младшего я шлю.

…Если и уйдешь, вряд ли родится такой, как ты,

Творец стихов и мелодий степных.

Тогда воспрявший от слов своего друга поэт Кемпирбай ответил ему:

— Қу таңтай қос ішекті әпер бері,

Аузыма өлерімде сөз салмасаң,

Қонғаның өлең шіркін бекер ме еді?

Ал енді шіркін көмей былпылдасын,

Сөзімді мен өлген соң кім тыңдасын.

 

— О двух струнах подай мне домбру,

Если ко мне златы стихи не придут,

Не поверю, что птица-песня сидела на плече,

Голосом по степи я проскачу, как на коне.

Если умру, песню мою никто не будет искать по весне.

(Смысловой перевод стихов автора статьи)

Арыздасу двух акынов посредством стихов были полностью опубликованы в поэтическом сборнике «Бес ғасыр жырлайды» («Пять веков поющих стихов»).

В наше время

В 1966 году  участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза, писатель Бауыржан Момышулы посетил тяжело больного Ермухана Бекмаханова. По возвращении домой он записал в своем дневнике слова великого историка:

«Бауржан ага, ну что такое 50 лет?… Я ухожу, не успев претворить многие свои мечты и задумки. Простите меня!»

Это были последние слова, что я услышал из уст Ермухана. Уходя из жизни, он просил прощения за то, что не успел сделать многое как историк…» Бауржан Момышулы. 6 мая, 1966 год».

Этот факт из жизни двух великих казахов XX века был опубликован писателем Медеу Сарсеке в книге о великом историке Е. Бекмаханове.


Бердалы ОСПАН, 

https://365info.kz

Пікір жазу

Почта жарияланбайды. Таңдаулы өрісті толтырыңыз *

*

x

Check Also

Жақсы адам бір ай қонақ болса да жарасады

19 ғасырда қазақ даласында көп жылдар өмір сүрген поляк халқының азаттығы үшін күрескен революционер Адольф ...