Угрозы в ЦА: Казахи, узбеки и кыргызы должны создать Союз

2140

С древнейших времен территории Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана входили в состав одних и тех же государственных образований, как тюркский каганат, государство тюргешей, карлуков, Караханидов. В ХIII-XIV вв. Чагатайский улус включал среднеазиатские земли (Мавераннахр, Семиречье). Они же составили основу государства эмира Тимура.

Перемещение древнетюркских, древнеуйгурских, огузских, кыпчакских племен с востока на запад постепенно вытеснило с этого региона язык, обычаи, культуру ираноязычных племен. Наиболее ощутимый тюркский элемент превнес ХIII век. Именно в эту эпоху отдельные части многих племен: кыпчаков, найманов, кереев, конгратов, мангытов, барласов, кыятов, джалаиров и другие в силу военных и иных причин оказались в составе казахов, узбеков и кыргызов.

Чингиз-каган как могущественное божество смешал племена и народы, языки и наречия. И определил последние грани в кристаллизации тюркских этносов. Немало тюркских этнонимов – самоназваний народов – появилось из обозначений военного сословия, военно-административных единиц.

Древние казаки-воины

                                                                                     «Слово есть тень дела» (Демокрит)

...В Центральной Азии издавна бытовало поклонение Чаше. В тюркских погребениях находили чаши, казаны, кувшины. Кыпчакские изваяния обязательно были с сосудом в руках. Недаром одно из самоназваний тюрков было куман (сосуд для воды, буквально «кипучий»).

С древними святилищами и их атрибутом – металлическим казаном, священным сосудом для жертвоприношений, были связаны и возрастные обряды. С малых лет мальчиков готовили к жизни охотника и воина. Для этого юношей отделяли на несколко лет от семьи и приучали к ритуально-магическим, племенным, половым и другим правилам. Походная жизнь вдали от поселений и приграничная военная служба превращала юношей в превосходных воинов. Проходящих обряд молодых воинов называли казаками.

Сила священного сосуда, по поверью, была в его названии. Неудивительно, что название «қазан» было распространенным именем у тюрков, а также географическим наименованием. Одним из символов древнего Туркестана является тай-қазан.

Древнетюркский вариант этой словоформы – қазған – имел и другое значение: «добывать», «приобретать»(такое значение сохранило слово казан в татарском, башкирском, ногайском языках). Это неслучайно, ибо казан – посуда для добычи, жертвоприношений.

От этого глагола образовалось слово қазғақ, которое единожды встречается в древнетюркской письменности VII-VIII вв. и означает «тот, кто добывает», т.е. «добытчик». Впоследствии фонема «ғ» выпала, превратив слово қазғақ в қазақ (ср. орғақ – орақ, тарғақ – тарақ, қазған – қазан и т.д.).

По мнению тюрколога А.С.Аманжолова, в енисейской рунической письменности (фрагмент Е 3, Уюк-Туран, около VII-VIII вв.) имеется древнетюркский вариант этнонима в сочетании «қазғақым оғлым» (А.Аманжолов. Түркі филологиясы және жазу тарихы. Алматы, 1996). Само сочетание «қазғақым оғлым» можно перевести как «казаки-молодцы», «казаки-воины» (более подробно см. Дастан Ельдесов. Силуэт Кентавра. Простор, 2003 г., №4).

Даже по истечении многих веков сохранилась первоначальная функция казаков добывать. В приграничной зоне казаки были предназначены именно для такой роли: «Отроки наши за степью глядят» («Сокровенное сказание», 1240 г.). В молодости казаковали эмир Тимур, Бабур и другие.  Об этом же говорят значения, которые придавались в ХIII веке слову казак – бродяга, разбойник, неженатый, свободный и т.д.

Класс казаков был не только военным, но и этнообразующим, консолидирующим сословием в Центральной Азии. Тюркские казаки составили легковооруженные передовые войска Чингиз-кагана.

Дореволюционный военный историк М.И.Иванин писал, что киргизы (т.е. казахи) «без сомнения составляли легкие войска – казаков» в армии Чингиз-кагана. Завоевания Чингиза сделали популярными как имя казаков, так и их сословие. Уже в XV веке появляются украинские, русские казаки, перенявшие не только имя и образ жизни своих предшественников. Тюркские казаки являются прямыми и кровными их предками (русские источники зафиксировали тюркские имена атаманов).

Из тысячников – в сотники

Чингиз-каган построил свой каганат по древнетюркскому типу. Для основания империи нужна была соответствующая организация населения. В 1206 году Чингиз-каган создал 95 муңғол – 95 административных единиц, способных выставлять и снабжать всем необходимым 95 тысяч воинов. И объявил об образовании улуса Муңғол – тюрк. «армия из тысяч» (муң алтайск., тувин., хакас. «тысяча», ғол-қол «рука; войско»).

 В середине XV века в Узбекском улусе (Восточный Дешт-и Кыпчак) назрел конфликт между чингизидами – Абулхайр-ханом и султанами Жанибеком и Кереем. Это столкновение – в который раз! – было и социальным. Вокруг Абулхайра объединилась военная знать – узбеки (йузбек – тюрк. «господин», букв. «сотник»). Большинство же, казаки, поддержало Жанибека и Керея. Так появились и новые имена двух братских народов, рожденных «тысячной» степной системой.

В период распада империи постепенно меняется и государственное управление. В Узбекском улусе основной ячейкой становится йуз (сотня), которая и дала название улусу – Йуз-Орда, Йузбек. Впоследствии в Казахском ханстве деление йуз (жуз) стало административно-региональной единицей.

До XV века жителей Мавераннахра (междуречье Амударьи и Сырдарьи), в том числе и таджиков, называли сартами (санскр. «торговец»). После завоевания Мавераннахра на рубеже XV-XVI вв. кочевыми узбеками во главе с Мухаммадом Шейбани, внуком Абулхайр-хана, название знати узбек со временем распространилось и на жителей междуречья. В это время и родилась казахская поговорка «өзбек – өз ағам, сарт – садағам» («узбек – свой брат, а сарт – жертва моя»). Ибо кочевые узбеки и казахи того времени этнически не отличались.

Вплоть до ХХ века потомки степняков в Узбекистане сохранили кочевой образ жизни, кыпчакские обычаи и диалект. Также от смешения казахов с местным населением междуречья образовалась этническая группа курама («смесь»). Вообще, между казахами и узбеками до советского времени государственной границы не было, и казахи в Узбекистане живут испокон веков на земле своих предков. Ведь нередко Ташкент был во владениях казахских ханов, а Туркестан – среднеазиатских правителей.

Бунтующий народ или несостоявшийся Союз

Судьба кыргызов уникальна и загадочна. Нет исторических доказательств того, что древние енисейские кыргызы, имевшие свою государственность еще в I тысячелетии, являются прямыми предками современных кыргызов.

Однако кыргызский язык с его многочисленными монголизмами и сходством с алтайскими языками свидетельствует о древних алтайских корнях. Естественно, есть и среднеазиатские, кыпчакские корни, влияние казахского языка не вызывает сомнения.

Слово кыргыз в древности было обозначением господствующего клана, царствующего рода. В эпоху кыргызского каганата это название как политический термин получило широкое распространение среди различных племен. Возможно, первоначально это было обозначение титула, как «Чынгыз» у основателя Монгольского улуса.Қырғыз образовано от тюркского қыр («возвышенность, хребет») и суффикса множественного числа в древнетюркском –ғыз и означает «Ваше Высочество».

Давнее соседство кыргызов с казахами наложило свой отпечаток даже на внешности: антропологически эти народы наиболее близки. В состав кыргызов вошли некоторые казахские племена. Союзнические отношения между двумя народами имеют древнюю историю. Казахского хана Хакназара источники называют «государем казахским и кыргызским». Особенно сблизились братские народы в годы джунгарского нашествия. Конечно, были и «обиды», в частности на действия казахского хана Кенесары, вынужденного вступить в кыргызские горы.

Близкое родство двух народов проявляется и в поэтическом творчестве: только у казахов и кыргызов встречается жанр айтыс – импровизированное состязание двух акынов. Айтыс – вершина искусства акынов, и его невозможно заимствовать, если нет такой поэтической традиции.

70-летнее вхождение трех республик в состав Советского Союза также наложило отпечаток на тесные отношения между братскими народами. Однако с приобретением независимости пути-дороги Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана стали расходиться в разные стороны.

Несмотря на неоднократные усилия со стороны первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева с 2005 года по созданию Союза Центральноазиатских государств (Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркмения), эта идея в свое время не нашла отклика у президента Узбекистана Ислама Каримова. Тогда жизнь показала непостоянство политики интеграции в регионе и ее подверженность воздействию конъюнктурных интересов.

Хотя Кыргызстан поддерживал начинания Казахстана, после революционных событий в соседней республике и вхождения нашей страны в Таможенный союз идея о Союзе Центральноазиатских государств стала неактуальной и невостребованной.

Угрозы для Центральной Азии      

Ныне геополитическая ситуация кардинально изменилась. В сложнейших условиях кризиса планетарной жизни, осложненного небывалыми социальными, политическими, экономическими, климатическими изменениями, вопрос выживания как людей, так и государств выходит на первый план. «Большие рыбы поедают малые» – это про наше время биологической войны.

2020 год показал хрупкость не только человеческой жизни, но и будущего отдельных государств в условиях биологической, экономической, гибридной и другой войны. Появились многие доселе скрытые угрозы, о которых можно лишь догадываться. В таких сложнейших условиях международной обстановки, распространения вируса и «дуги нестабильности» не может не беспокоить судьба нашей страны и соседей.

По мнению писателя Торегали Казиева, возможно «переформатирование постсоветского пространства», и «большие дяди» с любой стороны могут спровоцировать любую провокацию в Средней Азии, в том числе и в Казахстане. Вероятность провокации – 20%.

И в Средней Азии необходимо найти формы такой интеграции, которые не пугали бы некоторых соседей-гигантов, боящихся «бородачей», но неуклонно наращивали бы оборонно-экономический и культурно-гуманитарный потенциал всех братьев-соседей, включая Таджикистан.

По мнению Торегали Казиева, необходим оборонный союз стран Средней Азии. Ибо оборонные возможности 70-миллионного союза куда эффективнее, чем у каждой взятой отдельно страны. Ведь мир сегодня сходит с ума и непонятно, куда он завтра пойдет. На случай каких-то возможных гигантских катаклизмов нужно иметь и более широкие договоренности, может и немалого евразийского характера, чтобы в моменты тех катаклизмов соседи не нападали друг на друга, а вместе защищались.

Создание Союза Центральноазиатских государств стало актуальным после ухода США из Афганистана и прихода к власти Талибана, когда остатки правительственных войск, оставшись без помощи, терпят поражение и переходят границы соседних государств. В частности, границу Таджикистана перешли около 1500 афганских военных.

Вроде история дала реальный шанс для долгожданной консолидации среднеазиатских народов и возрождения веками существовавшего единства тюркских народов с древними государственными традициями.

Элита и народ обязаны найти между собой общий язык в такое сложнейшее обманчивое время. Ради спокойной жизни казахстанского и соседних народов.

                                                                                                                        Дастан ЕЛЬДЕСОВ

 

Пікірлер
Редакция таңдауы