Научный подход к развитию казахского языка

2827
Adyrna.kz Telegram

После трех неграмотных вариантов латиницы развитие казахского языка зашло в тупик; нет научной концепции языковой реформы. Что говорит мировой опыт развития языков? Можно ли найти и развить внутренний механизм возрождения и развития казахского языка? Где искать лексические и семантические «клады», чтобы выявить скрытный или «спящий» потенциал языка?

         Где черпать новые словоформы

Если проследить развитие языков, то немалое место занимает изучение истории языка, древних разновидностей, диалектов языка, его предшественников, древних словоформ, алфавитов и т.д. Например, при изучении русского языка дают знания основ древнерусского, старославянского, церковнославянского, древней кириллицы – это необходимо не только для изучения древних источников, но и для развития языка. Поэтому даже неспециалист может прочитать средневековые русские летописи или древнюю религиозную литературу.

У нас же казахские источники до 1930 г. недоступны. Поэтому я в свое время предлагал изучать в казахских школах основы древнетюркской и арабской письменности («Төте жазу»), это актуально и сейчас.

В русской и западной лингвистике было и есть множество направлений, исследований, открытий, концепций, которые помогают изучить древнее и современное состояние языка. Изучение и знание родственных и мировых языков также способствует развитию языка в плане заимствований или образования новых словоформ.

″ Надо возвращаться к истокам языка, изучать письменности. Надо учить древнетюркские, тюркские языки, основу арабского языка, европейские языки. В первую очередь – древнетюркские, староказахский языки, откуда можно черпать новые словоформы, лексические конструкции, идиомы. Этого требует закон развития языка, это научный подход к реформе языка.

У нас же даже не могут переиздать уникальный Древнетюркский словарь (Ленинград, 1969)! Ведь основа казахского языка – древнетюркские языки.

Если говорить о национальной графике, то это «Төте жазу» Ахмета Байтурсынова и древнетюркский алфавит, а не латинская графика. Тюркологи говорят, что древнетюркский алфавит органически соответствует казахскому языку и исторической идентичности. И не будет негативного влияния, как случилось с кириллицей (и будет с латиницей).

″ Необходимо отдать приоритет развитию лингвистической науки, лексикографии – составлению словарей и их изучению. В этом плане в советское время от казахской лингвистики оставалось тягостное впечатление: «периферийность», малочисленность, оторванность от лингвистической науки научных исследований, дефицит новых открытий, словарей и т.д.

До сих пор в казахском языке не развиты межъязыковые связи, корпусная лингвистика. Нет таких направлений языкознания, как контрастивная лингвистика, лингводидактика, межкультурная коммуникация, когнитивная лингвистика, лингвокультурология и др. Даже социальная и прикладная лингвистика не получила развитие в соответствии со статусом казахского языка.

В новых казахско-русских словарях порой не найти «обычное» казахское слово, не говоря о древних корнях. Нередко наши лексикографы плохо знают древнетюркские, кыпчакские, чагатайский, староказахский и др. языки.

Кто или что мешал изменению произношения букв и слов согласно казахской фонетике и орфоэпии: кінәз (князь), туфіли (туфли), балқон (балкон, которое неудачно перевели как «қылтыма» – то, что торчит), фантан (фонтан, «новое» слово – «шаптырма»), дұш (душ) и т.д.? Неужели и для этого нужен Указ президента? СССР уже нет 30 лет, соответственно, нет и советских принципов заимствования в казахском языке. Но наши казаховеды за годы независимости ввели мизерное количество новых слов…

Есть общепризнанные словари – Древнетюркский словарь (Ленинград, 1969), Кыпчакский словарь (Гаркавец Александр), Түрік сөздігі (Махмұт Қашқари) и др., материалы из которых не используются при составлении казахско-русских словарей. До сих пор нет профессионально составленных словарей, особенно научных терминов. Эта картина характеризует низкий уровень развития данного направления языкознания, что негативно сказывается на формировании лексики и развитии языка.

Например, научно составлен киргизско-русский словарь К.Юдахина (1940) с пословицами, поговорками, удачными текстами.

       Научные принципы заимствования

Казахский язык мог бы неплохо развиваться и на графике Байтурсынова «Төте жазу», и на советской латинице, и даже на нынешней кириллице при ее реформировании. Конечно, при грамотной языковой политике, соответствующем финансировании, сильной научной базе языка, развитой разнообразной литературе и поддержке государства.

У нас же даже работа Терминологической комиссии – в основном на общественных началах, введено в национальную терминологию лишь 4% терминов! У ученых, писателей, поэтов – нет достойных гонораров. Есть примеры развития языка на графической основе с погрешностями, например, турецкий язык после «кавалерийского» перехода на латиницу, не говоря об английском языке. Поэтому сейчас актуально изучение словоформ древних и современных тюркских, а также европейских языков для развития и обогащения казахской лексики, как было в Турции.

Вместо изучения языков, выработки научных принципов заимствования, создания новой лексикографии, этимологии, переиздания Древнетюркского словаря и т.д. сторонники латинского алфавита представляют его как саморегулирующую систему (!).

Например, автор книги «Ситуативный казахский» Канат Тасибеков сказал в интервью: «У нас много слов из других языков, принятых за термины, – мы их сделаем своими, казахскими. Слово «эвфемизм» по-казахски звучит как «епемизм», так оно и будет писаться – еpemizm. Тогда мы такие слова, как велосипед, концерт, стакан, машина (belesepet, kansert, istakan, mashine), адаптируем и примем в казахский язык».

Это упрощенное, ненаучное понимание принципов заимствования. Слово из русского языка «эвфемизм» в казахском должно звучать не как «епемизм», а должно быть производным от греч. еuphémia («хорошо говорю», «благозвучие»), желательно без суффикса –изм, не характерного для казахского языка. Или – переводной аналог из казахского, древнетюркского или родственного языка. Русское «стакан» является заимствованием из тюркского (чагат. tostakan «деревянная мисочка», каз. тостаған «небольшая деревянная чашка», тостағанша «чашечка»). Поэтому казахский вариант может быть производным от «тостаған» или его можно принять в форме «стақан» («стаған»).

В том то и дело, что в казахском языке за советский период не было слов и терминов из других языков, кроме русского – без фонетической адаптации. Проблема заключается в необходимости заимствования терминов из языка оригинала, а не из русского языка-посредника, их замены «подходящими» словами из древней тюркской, староказахской лексики, современных тюркских, европейских, арабского, русского и других языков или их переводом на казахский.

 Древнетюркская письменность – основа возрождения казахского языка

Пришло время говорить о древнетюркской письменности как основе возрождения казахского языка. И речь не идет о переходе на древнетюркскую графику. Если бы ввели в казахские школы (хотя бы как факультатив) изучение древнетюркской письменности – графики и источников, это раскрыло бы древнее Знание, расширило бы национальное самосознание, улучшило бы понимание древнейшей истории, культуры и языка Кочевой цивилизации.

И новое поколение молодежи, учителя и ученые со знанием древних словоформ внесли бы новый импульс в развитие казахского языка, заменили бы русские слова на идентичные казахские, тюркские, европейские и т.д.

Древнетюркский алфавит сохранил древнейшие очертания вплоть до первоначальных сакральных символов солнца, планет, форм созвездий и т.д., что  говорит об их оригинальности и возникновении этого письма еще задолго до н.э. К тому же эти буквы продолжали жить в знаковой системе: как сакральные символы они легли в основу отдельных геральдических символов казахских родов.

Смогли же в Израиле возродить древнюю графику и язык.

Иврит является одним из самых древнейших языков в мире. Первые рукописи еврейского алфавита датируются XII-XIII веков до н.э. Иврит берет свое начало от финикийского, который в свою очередь дал начало греческому алфавиту, а в дальнейшем римскому и кириллице. Некоторое время иврит являлся мертвым языком, а в 1890 году был даже основан специальный комитет по восстановлению забытых слов и грамматических правил. В наши дни иврит является официальным языком государства Израиль.

И наши учителя и школьники тоже смогут читать тексты на древнетюркском языке – это в полной мере соответствует и программе «Рухани жаңғыру», и возрождению древнетюркского и казахского языка. Древнетюркская письменность – это наше родное, сакральное, незаслуженно забытое наследие предков, которое поможет национальному возрождению.

Наше национальное самосознание сужено до катастрофических пределов, оно находится в состоянии анабиоза, поэтому древнее наследие способно пробудить нас из многовековой спячки, расширить сознание народа до тех пределов, откуда может начаться возрождение языка и нации.

В Европе не только изучают древние руны – они используются в настоящее время. В Венгрии не только изучают древнетюркскую письменность, но используют ее в повседневной жизни.

А казахам – нельзя?! Помню, в школе нам говорили, что казахи обрели письменность в советское время…

На протяжении веков, тысячелетия, в том числе в Европе, методично истребляли наши письменные источники, последний раз – на арабице в первые годы советской власти.

Казахский язык – один из древнейших языков. Вспомним выражение күн көру со смыслом «жить» при буквальном переводе – солнце видеть – это же слова людей, которые жили еще при леднике, в пещерах гор! Для них выйти из пещеры и видеть Солнце означало – Жить.

В обществе должно быть понимание, что масштабная языковая реформа – это не переход с одной графики на другую, а изучение и выявление множества языковых проблем и их причин и поэтапное их решение на научной основе.

                                       Дастан ЕЛЬДЕСОВ

Пікірлер