Будущее Казахстана: ужасно или прекрасно? Новые Кочевники-3

962

В предыдущих двух частях я рассказал о своем видении будущего Казахстана, грядущих структурных, инфраструктурных, цивилизационных, и климатических вызовах. Также я предложил два «утрированных» сценария будущего Казахстана до конца 21века. Помимо этого, я предложил казахстанцам решить загадку о том, каким может быть будущее, с учетом обьективных условий, и пообещал в данной третьей части описать свое видение этого будущего.

Я пришел к своей точке зрения долгим окружным путем. Вначале я, как и большинство казахстанцев в 1990-2000-х годах, поверил в «казахстанское экономическое чудо», когда жизнь быстро и заметно улучшалась, и казалось, что так будет вечно. Но уже после 2009-16 стало ясно, что эта «сказка» подошла к концу. Новый кризис оказался никаким не циклическим, а настоящим системным – и теперь уже постоянным.

Хуже того, в этот раз нет даже света в конце тунеля, как это было в начале 1990х, когда в стране было много энергии и нереализованного потенциала. Тогда обещалось что в рамках перехода от советской к новой капиталистической системе мы достигнем невиданных высот процветания. А к 2020 году уже никто ничего не обещает, потому что в этот раз за текущей серой полосой нет светлой полосы. Наступило разочарование в западной модели мира, так же как до этого наступило разочарование от советской модели. Мы подошли к концу всех текущих моделей, которые себя просто исчерпали.

И тогда ко мне пришло понимание, что кризис пришел насовсем и надолго, и что извне помощь уже не придет никогда. И я стал размышлять, что можно сделать в такой ситуации, и пришел к своим выводам, с которыми я и делюсь ниже.

 

Бронзовый век

Чтобы понять суть нашего будущего, нужно заглянуть в прошлое, поскольку, согласно некоторых теорий, мы сейчас находимся в завершающей стадии большого исторического цикла, который начался на рубеже позднего Бронзового века (3-4 тыс. лет назад) и начале Железного века (ранний Железный век – РЖВ – 3-2 тыс. назад).

Что же происходило в позднем Бронзовом веке на территории Евразийской Степи? Тогда по ее границам обитали оседлые племена, которые занимались земледелием, охотой, рыболовством и собирательством. Они были высокоразвитыми для своего времени – умели ткать ткани и шить одежду, отливать орудия труда из бронзы, делать глинянную обжиговую посуду, владели искусством земледелия, строили бревенчато-каменные дома-полуземлянки. В некоторых районах Казахстана, например, на Урале, они создавали целые города или даже системы городов (Страна городов).

Но на рубеже 2-го и 1-го тысячелетия до н.э. в в Евразийских степях начинается многовековая засуха, которая привела к массовым миграциям населения в Степь. К началу І тыс. до н.э. из-за засухи люди вынуждены перейти к кочевому скотоводству. Жители тогдашних городов бросали нетронутыми свои города и уходили жить в Степь, и уносили с собой свои знания и технологии. На основе этих знаний имено в Степи зарождался принципиально новый технологический уклад – основа будущей Евразийской Кочевой Цивилизации.

Кочевая цивилизация на тот момент действительно была самой прогрессивной в мире и стояла у истоков перехода Человечества из Бронзового века в Железный век. Кочевники впервые научились использовать коней и прочих животных как транспорт, что многократно увеличило их мобильность. Было изобретено колесо – одна из самых судьбоносных технологий Человечества. Были изобретены такие важнейшие «нательные технологии» как штаны, рубахи, верхняя и нижняя одежда, носки, сапоги, продвинутые степные головные уборы, и прочие вещи. Были изобретены мобильные жилища: юрты и кибитки-вагоны. Было изобретено ковроделие. Был изобретен конный лук и разработан комлекс «пять видов оружия», которые на тысячелетия вперед определили облик воинов и способы войны в Афро-ЕвроАзии.

В последущие века, вплоть до позднего средневековья (14-16века) кочевая цивилизация Евразии являлась законодательницей мод во всем сухопутном мире. Одежда, вооружение, культура, технологии, страновой менеджмент – кочевники постоянно привносили новые элементы в копилку мировой культуры. Лишь бурное развитие технологий оседлых наций в Новое время (16-19века), а также открытие и развитие морских путей в обход Евразийских сухопутных путей положили конец доминированию Евразийской Кочевой Цивилизации. Но на сегодняшний день цивилизация оседлых народов (аграрная, индустриальная) тоже исчерпала себя и находится в предвериях системного кризиса.

 

21 век

Каким же образом опыт трехтысячелетней давности Бронзового века может помочь нам сегодня найти выход из назревающего мега-кризиса?

Мы находимся в аналогичной ситуации сегодня. Такой же грядущий упадок городской цивилизации, такие же инфраструктурные вызовы в связи с климатическими изменениями, из которых самым основным является долгосрочная засуха и нехватка воды.

Итак, я предпринял самостоятельную умозрительную попытку решения этой задачи. Для этого я решил задать себе сразу несколько условий:

  1. Полностью отойти от всего, чему нас учили в школе –нам нужны принципиально новые решения.
  2. Помощь не придет извне – никто в мире не знает, как нам быть дальше- Заграница нам поможет только когда (если) мы уже сами найдем решение. Никому сейчас не нужен Казахстан – «чемодан без ручки».
  3. Обязательно учесть обьективные условия Казахстана в 21 веке.
  4. Нужно учесть, что Казахстан уже проходил через аналогичную ситуацию в Бронзовом веке.
  5. Можно вообразить, что Казахстан вдруг остался отрезан от всего мира непроходимой стеной.

И вот что у меня получилось.

  • Во-первых: в условиях Казахстана ни одна из существующих на сегодняшний день моделей не работает и не будет работать. «Но ведь Казахстан процветал в составе СССР, здесь было производство, современные города, социальные условия и лифты, наука и образование», возразят «ватники». На что я отвечу: это работало только в случае привязки КССР к «экономической экосистеме» Союза. Как только Казахстан отняли от СССР, все это быстро начало разрушаться.

Западники скажут: «нужно просто дать всем Свободу, и механизмы свободного рынка сами все отрегулируют». На что я отвечу: свободному рынку не интересен «сложный» Казахстан, он «отрегулирует себя отсюда» в более «легкие» для себя страны. И мы придем к ситуации с «островами-анклавами» иностранных интересов, и никому не нужной «дикой Степью» за их пределами.

  • Во-вторых, невозможно игнорировать обьективную реальность Казахстана – невозможность создания здесь рентабельных высокотехнологических предприятий с длинными производственными и логическими цепочками. Проще говоря, любая попытка произвести продукцию в наших условиях окажется неконкурентоспособной из-за обьективных географических и климатических условий. Взять к примеру древесину – выращивать в Казахстане леса в условиях засухи очень трудно. А завозить дорого. И так с большинством материалов.

Даже если бы удалось решить проблему производства на месте, например, за счет добычи местных материалов и замещения с их помощью импортных, проблема закупки импортного оборудования и запчастей не решаема, а создавать свои производства этого оборудования Казахстан не сможет. Иначе говоря, в Казахстан дешевле что-то завезти, чем здесь что-то производить, даже если это возможно технически.

  • В-третьих, создаваемая в Казахстане экономическая и технологическая система должна быть достаточно прочной и самодостаточной, т.е. максимально не зависеть от помощи государства. Потому что государство в будущие десятилетия хорошо если сможет справляться с такими основными функциями как оборона границ и поддержание врутреннего порядка, а уж остальное должно быть отдано населению. В идеале это какая-то местная самовоспроизводящаяся индустрия, которая не зависит от импортного оборудования, запчастей, специалистов, материалов и пр.

С учетом этих и других факторов я лично для себя пришел к твердому убеждению, что в Казахстане главной индустрией может быть лишь одна отрасль. И эта та самая отрасль, которая уже существовала здесь тысячи лет, и лишь в последнее сто лет была «отменена» благодаря беспрецендентному советскому «эксперименту». Я говорю, конечно, о кочевом животноводстве.

Конечно, то, что я скажу дальше, многим может не понравится, потому что это отнюдь не умопомрачительная высокотехнологическая «бомба». Скорее наоборот, все очень даже прозаично. Но в пост-индустриальном 21 веке нам скорее всего предстоит в масштабах всей планеты отходить от гигантомании и «архаичного» индустриального образа мышления 20 века.

Итак, почему я выбрал кочевое животноводство? Просто потому, что это единственное, что может работать в Казахстане с учетом наших климатических и географических условий и существующих технологиях и складывающейся международной ситуации. Я назову основные соответствия кочевого животноводства вышеперечисленным условиям задачи:

  1. Кочевое животноводство – это оригинальное ноу-хау Казахстана, которое изначально было изобретено здесь, а не навязано извне. Это действительно наше, «отечественное» достижение, которым мы можем и должны по праву гордиться.
  2. Кочевое скотоводство идеально подходит для географического, ландшафтного и климатического положения Казахстана.
  3. Кочевое скотоводство было основным видом хозяйственной деятельности на территории Казахстана в течение трех тысяч лет.
  4. Кочевое скотоводство может существовать и развиваться даже в случае полной изоляции Казахстана, поскольку оно на 100% не зависит от импорта.
  5. Кочевое скотоводство не требует чрезмерных усилий и контроля со стороны государства. Это такой вид деятельности, которым может заниматься население страны с минимальной поддержкой государства.
  6. Кочевое скотоводство технологически является самовоспроизводящейся деятельностью, которая не зависит от импортного оборудования, запчастей, специалистов, материалов и пр.
  7. Кочевое скотоводство не требует новых технологий, поскольку оно может развиваться на базе трехтысячелетних традиций и с применением уже существующих современных технологий (GPS, дроны, солнечные батареи, ветряные мельницы, портативное оборудование, транспорт, и пр.).
  8. Поскольку кочевое скотоводство потребляет очень мало искусственной энергии, то в нем действительно могут работать даже современные (малоэффективные) «зеленые» технологии, которые не справляются с потребностями современных индустрий и городов.
  9. Кочевое скотоводство решает сразу несколько фундаментальных проблем страны: полностью обеспечивает население продовольствием (мясо-молочная продукция), одеждой (пряжа, шерсть, кожа), побочными продуктами (костная мука, сухожилия, и пр.).
  10. Избытки производства могут экпортироваться зарубеж в виде экологически-чистого мяса и молочной продукции, одежды, и изделий, таким образом принося Казахстану немалый доход.
  11. Кочевое скотоводство не только не вредит природе, но и в отличие от всех других существующих индустрий приносит ей пользу – многомиллионные стада скота при кочевке удобряют почву при этом не истощая ее, превращая безлюдные пустыни в цветущие степи. Чем больше скота, тем лучше для природы.
  12. Кочевому скотоводству не страшна засуха, поскольку оно имеет целый системный арсенал отработанных тысячелетиями средств, специально разработанных для засушливых районов.
  13. Кочевое скотоводство позволит вернуть в оборот неиспользованные территории Казахстана и обратно ввести их в полезное обращение.

Иногда некоторые сомневаются в практичности моей идеи, называя ее «утопией». На что я отвечаю, это не «утопия», а «практопия» - т.е. «практическая утопия» в отличии от «идеальной утопии». «Практопия» отличается тем, что она признает невозможность «идеальной утопии», но способна предложить нечто лучшее, чем существующая или потенциальная ситуация. В нашем же случае «кочевая практопия» является прямой альтернативой «упадка и вымирания».

В следущей части я расскажу о своем видении структуры и технологического уклада будущего «кочевого скотоводства 21 века».       (Продолжение следует...)

Данияр БАЙДАРАЛИН

Esik 2021

Пікірлер
Редакция таңдауы
Серіктестер/Партнеры
Студия IMA - создание сайтов Доставка цветов Астана - Lova Buket