Он мог быть академиком…

2689
Adyrna.kz Telegram

Ушёл из жизни уважаемый Хаким ОМАР (12.03.1957-24.02.2024).

12 марта ему исполнилось бы 67 лет. За два дня до трагедии я писал в фейсбуке о том, что мой дорогой брат тяжело болен и находится в критическом состоянии. И вот как это закончилось скорбно. Как говорится, день за днем к концу идем, жизнь в начале жизни – радость, в конце – страдание и печаль. В течение каких-то 2-3 недель угас. Мы пришли в себя, но ничего не могли сделать. Внезапно наш друг ушел, забрав с собой мечты и сокровенные тайны. Если бы врачи вовремя диагностировали опухоль, можно было бы вывезти его на лечение за границу и спасти?

Хаким Омар родился в 1957 г. в городе Атасу, районном центре Жанааркинского района современной Улытауской области.

В 1979-1985 гг. получил образование в Казахском государственном университете имени аль-Фараби, филологический факультет. В 1985-1988 гг. он работал редактором киностудии «Казахфильм» имени Шакена Айманова. В 1989-1994 гг. работал в Институте языкознания Казахской национальной академии наук, в 1992-1994 гг. – в республиканском обществе «Қазақ тілі».

До конца жизни он руководил основанной им компанией «Темірқазық».

Литературные произведения Хакима Омара в свое время публиковались в республиканских журналах «Жұлдыз», «Жалын», газете «Қазақ әдебиеті», а также в альманахе «Әлем», основанном Акселеу Сейдимбеком, а его научные труды публиковались в научном сборнике «Вестник» Национальной академии наук.

В 1989 г. основал общественную организацию «Желмая» в Алматы. Он и известный журналист Бахтыбай Жумадилдин создали первый отраслевой казахско-русский словарь. В те годы эти два гражданина своими силами переводили на казахский язык названия товаров и цены (прайс-листы) в магазинах Алматы. До этого все названия и ценники было на русском.

В 1990 г. Хаким Омар, Арон Атабек, Бахтыбай Жумадилдин выдвинули тогдашнему президенту Нурсултану Назарбаеву 12 требований, связанных с интересами казахского народа, и все полностью они настойчиво довели до выполнения. С покойным Ароном Атабеком были друзьями с общими целями и интересами.

Я не могу перестать говорить о том, что эти люди сделали ради интересов страны. Напишу только об основных из них.

Например, Хаким Омар на протяжении многих лет организовывал и проводил «Тюркский семинар» в офисе компании «Темірқазық», который находился на углу улиц Жибек жолы и Панфилова. Семинар проводился раз в две недели. Можно бесконечно говорить о поднятых здесь научных темах. Я перечислю только имена спикеров, читавших лекции на этом семинаре. Они: антрополог Оразак Смагулов, монгольский археолог Турбат Цагаана, известный Едиге Турсынов, Ербол Курманбаев, тюрколог Аманкос Мектептеги, лингвист Ерден Кажибек, Жумажан Байжумин, Дастан Ельдесов, Дана Меирбекова, Алексей Никонов, Самат Утениязов, Напил Базылхан, Кайрат Жанабай, Альмира Наурызбаева, Аслан Жаксылыков, Нурлан Бозтаев, Нурлан Амрекулов, Марат Сембин, Асия Мухамбетова, Бердалы Оспан, Марат Томпиев, Максат Байлы, Арман Нурмухамедов, Асхат Шуленбай, Кымбат Абдульдина, Сакен Сейфуллин, Арман Аубакир, Айжан Тургембаева.

Это все, которых я вспомнил на память. Отсюда можно оценить, насколько масштабным был «Тюркский семинар».

Интересно, что в конце каждого семинара Хаким аға накрывал дастархан. И мысли, высказанные на кафедре, теперь получали продолжение за богатым столом. Денег на все это он не жалел. В этом отношении он был похож на наших прежних баев-меценатов.

Мой дорогой брат был щедр душой, речами и намерениями! Кем только не был Хаким мырза: для кого-то – умный собеседник и советчик, для кого-то – опора и покровитель, кому-то предоставлял кров!

«Однажды, – вспоминал Хаким аға, – когда я утром подошел к двери, кто-то с вещами переезжал к нам. Два или три человека выгружали багаж из машины. Рядом с ним ходил пожилой мужчина. «Эй, Хаким, я Базылхан Букатулы ағаңмын, я переехал в Казахстан, потому что ты здесь. Перенеси этот багаж в свой дом. Я буду жить в твоем доме», – сказал он.

– Ой, аға, пожалуйста, пусть будет счастливым ваш переезд! Мой дом и төр (почетное место) – ваш, сколько бы лет вы ни хотели прожить, – говорю я, узнав старшего брата. Так к нашей семье присоединился Базылхан аға. Его сын Напил Базылхан стал мне как родной братишка. Когда Базылхан ағам уставал, он пил вино. Если он выпьет, то он становился вспыльчивым человеком, выгонял нас с твоей жеңге Анар из дома. Мало того, что выгонял, так он бегал вокруг дома и гонялся за нами», – со смехом рассказывал Хаким аға.

– Вы могли бы хоть один раз сказать об этом: что это такое? – спросил я.

– Нет, он великий учёный, ему всё простительно, за такие капризы, – весело ответил Хаким. Я не видел Базылхан аға. Но я видел, что его сын Напил относился к Хаким аға с особым трепетом.

Не будет преувеличением, если скажу: дом Хаким аға был всегда полон гостей, в том числе и из-за рубежа.

Кто-то из гостей приехал из Венгрии, кто-то из Турции, кто-то из близкого Кыргызстана и Узбекистана. Не было никакого счета о количестве гостей из нашей страны. Самое удивительное, что Хаким аға дарил каждому из своих гостей дорогой чапан и драгоценные изделия. Однажды дюжину турецких ученых, пришедших к нему домой, облачили в чапаны и преподнесли подарки.

Встречи в доме Хаким аға проходили очень весело. Здесь гости чувствовали себя комфортно. Песни, музыка лилась рекой. Мне вспомнились такие строки из стихов Актамберды жырау:

«Мұртымыз көкке шаншылып,

Мұрындап сөйлер ме екенбіз?!»

(«Сможем ли всласть наговориться

И словами достучаться до небес?!»).

А какой была наша покойная жеңге Анар? Будучи доктором наук, она радушно принимала столько гостей. Между делом даже находила время, чтобы спеть песни.

Хаким аға был не очень богатым человеком. Был только небольшой бизнес по продаже открыток.

«Ислам Жарылгапов ағам добавил в казахский словарь пять тысяч слов. Я перевел «открытку» как «Әсемхат». Я мечтаю о том, чтобы это мое слово вошло в фонд казахского словаря», – сказал незабвенный друг.

Этот открыточный бизнес начал рушиться после запуска сети WhatsApp. Однажды, когда я пришел к нему в офис, он сказал: «У меня уже несколько дней не покупают открыток, может быть, пришло время перестанут». И действительно торговля прекратилась. Ағам остался без денег. Потом пришел ковид. В тот раз смерть обошла его стороной. Однако после этого он не смог восстановиться. Смерть супруги Анар глубоко поразила его. Он потерял нескольких дорогих друзей. Внезапная смерть его родного брата Хамита Омарова, который много лет был акимом Жанааркинского и Улытауского районов, подкосила его.

Когда из Караганды со мной связался Болат Сыздыков ағам и рассказал о качествах покойного, он так охарактеризовал его: "Он мог быть академиком".

Да, мог быть академиком! Но Хаким Омар отдал весь свой труд, знания и умения на благо страны, общественной работе и ушел из жизни без всякого сожаления. Он сам хотел быть неприметным, как благородный деятель, чтобы шла общая работа!

Прощайте, Хаким аға, дорогой старший брат! Как сказал наш Кенен Азербаев, «Гражданин вначале скучает по стране, а затем скучает по месту, где он родился и вырос». И когда я скучал по родной земле, шел к Вам, чтобы развеять печаль и тоску, утешиться и успокоиться. К кому мне теперь идти, ағатайым?!

Прощайте, Хаким аға, прощайте, прощайте, дорогой брат! Да будет Вам благословенен незримый путь! Да пусть Всевышний возьмет под свое покровительство Вашу душу!

                               Ерлан Толеутай (перевод с каз. – Дастан Елдесов)

Пікірлер