Нет будущего казахского языка: Почему не решается основная проблема?!

1207

В Казахстане сложилась парадоксальная ситуация – за судьбу казахского языка должны взяться сами носители языка из-за политизации языкового процесса. Ситуация такова, что обсуждение языковых проблем надо выносить на суд общества, на широкую общественную площадку: обсуждать на сайтах с комментированием, на страницах газет и журналов, в социальных сетях (например, в facebook создать группу) и т.д.

         Политизация языкового процесса

Даже COVID-19 налагает ощутимый отпечаток на процесс развития языка: во время карантина значительно упал книжный рынок, в некоторых книжных магазинах очень мало книг на казахском языке, особенно детской литературы, обучение в школах, колледжах и вузах перешло на дистанционный режим и т.д.

Оказалось, во время карантина книжные магазины смогли заработать не более 10% от средней ежемесячной выручки. Издательства вынуждены сократить выпуск новинок, поскольку печать всегда занимает от 50 до 60% себестоимости книги, потому что около 90% книжных магазинов вынуждены были закрыться и не работать весь карантинный период. По этой причине количество наименований изданий на казахском языке и казахстанских авторов заметно снизится. В итоге полки казахстанских издательств в книжных магазинах займут книги российских издательств на русском языке.

Если издание книг на кириллице в таком плачевном состоянии, то какое будущее у книг на латинице, новый вариант которой недавно презентовали специалисты Института языкознания им. А. Байтурсынова?!

Между тем президент Касым-Жомарт Токаев пояснил, что переходить на латиницу в Казахстане будут постепенно, без искусственного ускорения, с учетом опыта центрально-азиатских государств.

Дело в том, что 30 лет не решалась основная проблема казахского языка – это так называемые заимствования из русского языка и отсутствие национальной терминологии. Да, за это время поменяли небольшое количество русских слов на казахские варианты и ввели отдельные термины, но это лишь мизерная часть.

Возьмите казахско-русский словарь, изданный Комитетом по развитию языков Министерства культуры. Или просмотрите новый орфографический словарь под редакцией профессора Р.Сыздык на буквы «в», «ё», «ф», «ц», «ч», «щ», «э», «ю», «я» – все слова в русской орфографии! На буквы «г», «б», «д», «и», «к», «л», «п», «р», «х» – внушительное количество русских слов, порой около половины! Эти слова заметно «подтачивают» язык.

Это результат избегания этой проблемы нашими лингвистами и слабое финансирование (или его отсутствия) работы Терминологической комиссии. Что мешало за годы независимости нашим языковедам пересмотреть советские ненаучные принципы: в казахском языке заимствовать новые слова только из русского языка, писать в русской орфографии, не переводить их? Разработать научные принципы заимствования и адаптировать термины и заимствования к лексической системе казахского языка?

В итоге вместо этой работы с 2017 года Лингвистическая комиссия внедряла три неграмотных варианта латиницы!

Несмотря на недавнее вмешательство главы государства, процесс политизации перевода на латиницу продолжился. И власти, и общественность не обращают на это должного внимания. Для решения проблем языка необходимо привлекать компетентных специалистов, а не чиновников. Не говоря о финансировании работ с терминами – вместо этого огромные деньги ушли на внедрение вариантов латиницы от чиновников.

На разработку и внедрение неграмотных вариантов латиницы были выделены большие средства, которые израсходованы впустую. И разработчики, которые продвигали их, как в ни чем не бывало, продвигают сейчас другие варианты. Даже трудно представить масштаб ущерба для казахского языка, если приняли бы один из этих трех вариантов латиницы.

                Президент Токаев: нужна реформа казахского языка  

20 декабря 2019 года президент Касым-Жомарт Токаев заявил: «Хотел бы также высказаться по вопросу перехода на латиницу. Спешки в этом вопросе допускать нельзя. Требуется тщательно, выверенно, всесторонне проанализировать и проработать все аспекты внедрения нового алфавита. Предложенные три варианта латиницы оказались несовершенными. Поэтому нужен поистине научный подход к этой проблеме, которую упрощать нельзя. Речь не идет о простом переложении кириллицы на латиницу, нужна реформа казахского языка, его модернизация. Ждем авторитетного мнения наших ученых. Еще раз заявляю, что мы реформируем именно казахский язык».

О необходимости реформы казахского языка пишу с 2008 года – это, прежде всего, решение на научном уровне проблемы заимствованных слов из русского языка и проблему международных терминов. Как ни странно, эта основная проблема казахского языка до сих пор не решена, кроме ввода небольшого количества новых слов.

К примеру, как читаются лекции в Академии гражданской авиации в казахских отделениях? Они читаются на русском языке, потому что термины, основные определения на русском (и английском) языке, чтобы будущие пилоты правильно ориентировались при взлете, в воздухе и при посадке, а механики разбирались в запчастях самолетов. Оказалось, до сих пор нет авиационной терминологии на казахском языке.

Лингвисты признают, что адаптация узкоспециальных терминов – это дело казахскоязычных специалистов определенных отраслей, а языковеды лишь уточняют, «узаконивают» вводимые термины. Но, несмотря на незаконченность работы с терминами и заимствованиями, было решено ввести латиницу на основе алфавита Ахмета Байтурсынова из 28 букв, в котором отсутствуют некоторые буквы современного казахского языка.

Однако в начале прошлого века проблема международных терминов не была так актуальна, как в наш век – век интернета, развития технологий и глобализации. Алфавит Байтурсынова идеален для художественной литературы, но за столетие появился огромный пласт международной терминологии, для которой, возможно, необходимы новые фонемы в казахском языке. Для сравнения: в русском языке с терминами и заимствованиями появились несколько новых букв.

Логика научного подхода требует, чтобы эту проблему решили специалисты различных отраслей науки – нужны ли для терминов такие буквы, как «ч», «ц», «э», «ю» и др., которые отсутствуют в вариантах латиницы. Вполне возможно, что для терминов подойдет и алфавит Байтурсынова, но этот подход должен пройти апробацию. И для этого государство должно финансировать работу Терминологической комиссии или открыть Институт терминов.

Лишь после разработки и функционирования национальной терминологии можно обсуждать проблему латинизации. Ведь научная лексика в развитых языках является неотъемлемой частью лексического состава и играет большую роль в развитии языка. В самом деле, как вводить латиницу без учета международной терминологии и заимствований в казахском языке?!

Почему казахская литература для детей очень слаба? По банальной причине: из-за бедной лексики. Ибо специфика детской литературы – в знакомстве, назывании окружающего мира, а здесь очень много русизмов. Например, дома: ванна, телевизор, люстра, подъезд и т.д. На улице: троллейбус, мотоцикл, тротуар, аллея и т.д. Одежда: пальто, куртка, кроссовки, костюм и т.д. Игры: большинство спортивной лексики – русизмы. А они почти не используются в стихах, отчасти и в прозе, как чужеродные языковые элементы.

                   Нельзя вводить латиницу, когда не разработаны термины  

К сожалению, в данное время у нас нет Ломоносовых, которые разработали бы научные термины, новые слова, стили и т.д. Поэтому должны решать специалисты разных отраслей – без терминологии не развивается язык, научная лексика тоже определяет лексический состав языка. И эта проблема не решается сама по себе введением даже грамотной латиницы, поэтому язык может остаться без научной терминологии.

В русском языке с терминами и заимствованиями появились несколько новых букв. Речь идет об этом процессе – с заимствованными словами и терминами могут появиться новые буквы, чего не хотят учитывать наши лингвисты при латинизации. Не лингвисты с новым алфавитом латиницы должны определять фонемную основу, буквенную систему, а свободное развитие языка с появлением новых лексем: терминов и заимствований.

Опасность поспешной латинизации – в нарушении последовательности языкового развития: сначала надо адаптировать термины и заимствования к лексической системе казахского языка, на основе которых надо уточнить фонетическую, фонемную основу языка и, соответственно, количество букв. Лишь после этого при необходимости проводить латинизацию, а не наоборот.

Раньше Терминологическая комиссия работала на общественных началах и собиралась раз в 2-3 месяца. А сейчас, оказывается, у нас не работают группы специалистов по отраслевым терминам – нет организации их работы и финансирования. То есть нет работы по терминологии.  

Переход на латиницу только усложнит ситуацию. Сначала надо решить проблему терминов и заимствованных слов – это основная проблема языка, которая не решается на должном уровне. В каждой отрасли должны быть компетентные казахскоязычные специалисты, которые должны разработать отраслевые термины не на общественных началах, а с оплатой труда. Лишь после этого термины изучаются лингвистами и выпускаются словари.

Когда Ерден Кажыбек, бывший директор Института языкознания им. А. Байтурсынова, ознакомился с моими доводами (в facebook), написал комментарий: «Негізі бәрі дұрыс айтылған. Тек латынға көшпегеніміз жөн дегені қате, өйткені нашар, мүлде сәйкеспейтін, жасанды әліпбимен (қазіргі) – тілімізді түгендеп алу мүмкін емес. Басқа уәждері орынды». («На самом деле все сказано правильно. Только ошибочно утверждение, что мы не должны переходить на латиницу, потому что невозможно привести в порядок наш язык на плохом, полностью несовместимом, искусственном современном алфавите. Другие аргументы уместные».)

Этот ценный комментарий известного лингвиста есть признание основной проблемы языка – это термины и заимствования, а не графика. Следует отметить, что в своем посте не писал против перехода на латиницу: (как и в этой статье) писал о необходимости решения основной проблемы языка до латинизации.

К сожалению, у нас нет сильной лингвистики и литературы, нет реформатора, финансовая поддержка языка государством слабая, не все население знает язык. Реформы казахского языка может и не быть, если общество, сами носители языка не захотят изменить языковую ситуацию.

По этой причине обсуждение языковых проблем надо вынести на суд общества, на широкую общественную площадку: обсуждать на сайтах с комментированием, на страницах газет и журналов, в социальных сетях (например, в facebook создать группу) и т.д. С привлечением казахскоязычных специалистов разных отраслей, языковедов, писателей, поэтов, журналистов, знатоков казахского языка, чтобы всем миром решить языковые проблемы и добиться соответствующего финансирования государством.

И для решения основной проблемы казахского языка необходимо открытие Института терминов или Института социальной лингвистики.

 

Дастан ЕЛЬДЕСОВ,

Национальный портал "Адырна"

 

Комментарии
Выбор редакции