Школы РК не готовы ни к дистанционному, ни к очному обучению!

1458

В большинстве стран мира предпочли обычную школу. Еще летом более 70 стран объявили о своих планах по открытию школ. Даже Россия, где эпидемиологическая ситуация в известной мере сравнима с нашей, решила с 1 сентября переходить к традиционному формату. Лишь в Казахстане решили остаться на дистанционном обучении (кроме начальных классов), а между тем 4 четверть показала неготовность системы образования, учителей, школьников к дистанционке, перебои с интернетом, явное снижение качества знаний и т.д.

                     Пока президент не скажет, школы не откроют?

Обучение в японской школе в новом формате

 

На эту проблему обратил свое внимание президент Касым-Жомарт Токаев и 1 сентября написал в Twitter: «Пандемия наложила негативный отпечаток на начало учебного года в школах и вузах. Но это временное явление. Правительству дано поручение разработать порядок возврата к очной форме обучения с соблюдением санитарных норм, чтобы избежать вспышки опасного заболевания среди детей и молодежи».

В рейтинге лучших стран для воспитания детей Казахстан занял последнее, 73-е, место. Об этом сообщила аналитическая служба Ranking.kz. С образованием тоже ситуация плачевная. В рейтинге лучших стран для образования Казахстан оказался на 70-м месте из 73, расположившись между Ливаном и Мьянмой. Странами с лучшей системой образования признаны США, Великобритания, Канада, Германия, Франция.

И в «вирусных» условиях Казахстан не должен искать какой-то особый путь, а взять за основу опыт многих стран, где дети имеют возможность нормально ходить в школу при соблюдении санитарных норм.

Получается, наша страна не готова и к традиционной форме обучения? Ведь всем известны санитарные условия открытия школ. Первостепенным должно стать соблюдение социальной дистанции – соблюдение безопасной дистанции в 1,5 метра, использование средств индивидуальной защиты – масок, санитайзеров, защитных щитков, зигзагообразная рассадка школьников (по одному человеку за парту) на расстоянии 1,5 метра друг от друга. В школах должны быть туалеты, чистая питьевая вода и мыло для рук.

В перечень таких требований входит также измерение температуры у детей и взрослых и изоляция учащихся и сотрудников с признаками ОРВИ. А также максимальное разобщение детей из разных классов; рекомендуется проводить как можно больше мероприятий на свежем воздухе, закрепить отдельные помещения за одним классом или группой, сигнальные знаки для дистанционирования, левостороннее движение для учащихся и др.

Детям, у которых есть хронические заболевания легких, с плохой иммунной системой, сахарным диабетом, рекомендовано перевестись на дистанционное обучение.

У нас же многие школы переполнены. В школе, рассчитанной на 1200 учащихся, могут учиться 2-2,5 тысяч детей, в классах могут по 40-45 человек при норме в 25. В коридорах на перемене не протолкнуться.

Сейчас санитарные нормы требуют, чтобы в классах было по 15 учеников, поэтому дополнительно потребуются помещения и преподаватели, а у нас и раньше была нехватка ученических мест и учителей. Возможно, по этой причине – из-за нехватки ученических мест, учителей – в Казахстане не торопятся с открытием школ.

Также есть загруженность общественного транспорта в городах – власти не смогут решить проблему увеличения количества автобусов, чтобы не было скученности пассажиров.

       Трудности дистанционного обучения, или учеба на вершине горы

И сейчас образование в РК оказалось в сложнейшей ситуации. За три года многочисленных «реформ» министра Ерлана Сагадиева уровень образования заметно упал, что отметили даже международные образовательные исследования PISA.

Всемирный банк также провел исследование сферы образования в странах Центральной Азии. По его данным, если до пандемии школьники Центральной Азии отставали в знаниях от своих европейских ровесников на полтора года, то после дистанционного обучения этот разрыв увеличился еще на полгода.

Это и неудивительно – в некоторых аулах перебои с интернетом или его нет совсем, сельские школьники и студенты «ловили» и «ловят» интернет на крыше или выходили в поля, забирались на близлежащую возвышенность, гору, где «ловит» интернет, чтобы отправить выполненные работы преподавателям.

Например, в селе Кумсай Актюбинской области с начала учебного года, чтобы поймать связь и попасть на онлайн-урок, дети уходят в степь.

Студенты из некоторых аулов из-за отсутствия интернета вынуждены ездить в районные центры на дистанционные лекции, а родители школьников с выполненными домашними заданиями – куда-то в соседний аул, где есть интернет, чтобы передать их учителям.

Оказалось, образовательные платформы не готовы к дистанционному образованию. У учителей уходило много времени на то, чтобы загрузить в «Кунделик» информацию по урокам, по домашним заданиям, выставлять оценки. Из-за слабого интернета ни о каких видео-уроках речи быть не могло. Не говоря о том, что многие учителя (и школьники) испортили свое зрение, постоянно пользуясь смартфонами.

И есть опасение, что определенная часть школьников останется без образования, так как не сможет воспользоваться онлайн-образованием. Поскольку система образования и школьники и семьи попросту не были готовы к онлайн-обучению, чисто технически.

Если студенты высших учебных заведений и колледжей, применяя отдельные элементы работы в онлайн-режиме, имели определенный опыт в этом вопросе и были лучше готовы к дистанционному обучению, то учащиеся школ столкнулись с подобной практикой впервые.

Весной дистанционное обучение было не прихотью Министерства образования и науки, а вынужденная мера. И нелегкий груз лег на плечи родителей школьников, особенно младших классов, которым пришлось примерить на себя роль учителей и репетиторов – ведь учебные центры, как и школы, тоже были закрыты.

Особенно тяжело пришлось школьникам из отдаленных аулов, где были перебои с интернетом, не говоря о нехватке гаджетов.

По мнению учителей, качество образования заметно упало, хотя они были довольны уровнем выполнения домашних заданий в 4-й четверти. Такой парадокс объясняется просто: ведь учитель не знает, сделал ли школьник задания сам, списал ли в интернете или ему помогали родители. В школе знания детей проверяются по устным ответам, письменным заданиям, и каждый школьник на виду учителей и одноклассников. При дистанционке всего этого нет, соответственно, нет объективной оценки знаний учащихся.

Чисто технически дистанционка занимает у педагогов много времени: надо работать с каждым учеником по отдельности – получать от него задания, писать или отправлять устные замечания, при этом не зная, понял школьник урок или нет. По мнению опытного педагога, за стандартное время в дистанционке школьники выполняли лишь 30 % работ по математике от работ в школьных условиях.

К тому же проявилась «национальная» черта – проблема с дисциплиной. Оказалось, во время оразы некоторые родители или дети позволяли себе сдавать домашние задания или звонить поздно ночью; кто-то мог прислать их до обеда, а кто-то вечером. Недаром в школе ставили оценки за поведение и дисциплину – без навыков ответственного и самостоятельного обучения учеба дается с трудом. А дома детям можно побыть в расслабленном состоянии, когда нет контроля со стороны взрослых.

Весеннее дистанционное обучение выявило, что многие школы не укомплектованы компьютерами и многим другим, в отдельных селах – перебои или даже отсутствие интернета, что является недоработками Министерства цифрового развития. Оказалось, школьникам не хватает 700 тысяч компьютеров, и многие дети рискуют остаться без базового образования.

К тому же компьютерная программа не может оценить способности и потенциал студента – здесь есть свой алгоритм оценивания. Например, если случится кратковременный сбой с интернетом при сдаче письменного теста, то этот тест автоматически «скидывается» из программы, т.е. студент не сможет продолжить это тестирование. В итоге не по вине студента (и преподавателя) у первого появляется задолженность и снижение баллов.

Бывают сбои и самой программы. Например, правильный ответ «1,236», студент округляет «1,24», ответ не засчитывается; или наоборот, студент пишет «1,236», а программа округляет «1,24», ответ опять не засчитывается. Нередко тесты не принимаются, когда ответы долго не загружаются, что естественно при одновременной загрузке программы.

И сейчас у работающих родителей есть только два варианта – махнуть рукой на учебу ребенка или уволиться с работы и самим объяснять ему новые темы и правила.

Кто будет заниматься офлайн

Глава МОН на июльском заседании правительства отметил, что в первой четверти нового учебного года в школах будут работать лишь дежурные классы на основании заявлений родителей учащихся начальных классов (1-4 классы) при соблюдении строгих санитарных требований, а обучение остальных школьников будет в формате дистанционного обучения. Дали право выбора родителям, а не МОН.

Исключение сделали для малокомплектных школ в отдаленных населенных пунктах, где будут заниматься офлайн при соблюдении санитарных норм. По 10-15 человек в классах, с разным временем перемен, с одним учителем в одном классе, часть занятий в дистанционном режиме, без школьного питания.

Оказалось, что не все имеющиеся старые компьютеры подойдут для детей, и МОН закупило около 50 000 новых компьютеров, дальше будут покупать акиматы – даны такие поручения правительством.

Образовательные сайты будут бесплатными, мобильные операторы, возможно, будут снижать свои тарифы школьникам и учителям. Телеуроки подготовлены профильным ведомством, будут усовершенствовать интернет-платформы с учетом требований родителей, сурдоперевода, обеспечения контента и т.д.

Учителя поработали по этим компетенциям, по информационным технологиям, IT-платформам, интернет системам. Были открыты обучающие курсы для учителей, повышения компетенции в дистанционном режиме, повышению профессионального уровня.

МОН после первой четверти в зависимости от снижения заболеваемости будет готовить к поэтапному переходу в первый период к традиционному формату 1-5 классы. Во второй период – 6-11 классы при благополучном эпидемиологическом состоянии.

Наиболее уязвимые сейчас – дети начального звена, первоклассники. Поэтому по желанию родителей, по их письменному заявлению, с соблюдением санитарных норм (в группах по 10-15 человек), МОН дало возможность для их обучения.

Необходим переход на офлайн

Вообще-то как дополнительное обучение дистанционка давно используется за рубежом, особенно в вузах при определенных условиях. Это вроде советского заочного образования без посещения учебного заведения. Дистанционное обучение позволяет многим получить образование, находясь далеко от вуза. У нас тоже иногда используется, например, в Назарбаев интеллектуальных школах, если школьники находятся за рубежом или по каким-то причинам не могут посещать занятия, находясь в Казахстане.

С этой точки зрения есть большой положительный результат от дистанционного обучения как для школьников, студентов, так и для преподавателей, которые заметно повысили свой уровень владения информационными технологиями, стали активнее пользоваться различными образовательными платформами, программами для подготовки презентаций и обычными месседжерами.

Но как постоянная всеобщая основа обучения дистанционка приведет к значительному снижению уровня образования. По этой причине в РК необходимо по мере возможности быстрее возвращаться к традиционному формату обучения, с возможным совмещением с дистанционным обучением отдельных предметов, например музыка, изобразительное искусство, трудовое обучение. И кружки, и спортивные секции для полноценного развития тоже должны работать, но по соответствующим санитарным нормам и правилам.

Неудивительно, что резко возрос спрос на репетиторов, которые проводят занятия вживую, а также появились частные подпольные «группы продленного дня» для обучения детей в возрасте до 12 лет в офлайн-режиме.

Конечно, в вузах ситуация с дистанционным обучением лучше, чем в школах, поэтому там переход к традиционному формату можно ввести попозже. Можно отдельные курсы оставить на дистанционке, остальные (с практикой) перевести на очную форму, можно часть занятий перевести на дистанционный формат, часть – на офлайн.

Ученики – не автоматы, не механизмы, которые можно дистанционно наполнить знаниями, как картриджи заправляют краской. С древнейших времен сформировалась основа получения знаний, которая передается понятиями «Учитель и его ученики», «чья-то школа» (школа Пифагора, Сократа и т.д.) и др.

Ученики – это человеческие существа, которым для эффективного усвоения знаний нужно общение с учителем, с товарищами по учебе, перенятие жизненного опыта совместного обучения, а не технологии. Через экран смартфона, компьютера знания могут быть переданы лишь частично. Не говоря о лабораторных работах, например, по химии или физике, о спортивных секциях и т.д. К тому же никто не отменял воспитание детей в школе.

Во время дистанционного обучения видеозвонки, WhatsApp, IT-платформы, интернет системы, Facebook и аналогичные инструменты превращаются для запертых в домах людей в единственную форму поддержания отношений.

К тому же за постоянной онлайн-коммуникацией кроется новая форма тотального одиночества. Невообразимо, конечно, жить без телефонов, но технология, как и, например, лекарства, могут вылечить, а могут и отравить.

Уже в первой четверти надо готовиться к переходу к офлайн-обучению. Даже во время первой четверти можно переходить к школьному обучению в районах, областях, где установится благоприятная эпидемиологическая ситуация. На первых порах можно совмещать традиционное обучение с дистанционным.

Однако уже сейчас некоторые родители жалуются, что в школах не открывают дежурные группы для младших классов, в социальных сетях прошел флешмоб с обращением к санитарным врачам разрешить офлайн-обучение и для учащихся других классов.

Необходимо усиление медицинского осмотра школьников и педагогов, ответственности учителей, родителей и школьников. Как известно, к распространению эпидемии в Казахстане не были готовы наши медики, поликлиники и больницы, эпидемиологические службы, аптечная сеть. Есть надежда, что эти службы будут готовы к осени и не допустят повторения летней вспышки заболевания.

                                                         Дастан ЕЛЬДЕСОВ,

Национальный портал "Адырна"

 

 

 

Комментарии
Выбор редакции