Наступление «Талибана»: новые «религиозные войны» в регионе?

550

После ухода американских военных из Афганистана боевики движения «Талибан» к середине августа захватили почти всю страну, в том числе столицу – Кабул. В итоге президент Ашраф Гани сбежал из страны, а талибы заявили о намерении преобразовать Афганистан в Исламский Эмират. Вечером 15 августа талибы вошли в президентский дворец, а 7 сентября движение «Талибан» объявило новый состав временного правительства Афганистана. Какое влияние эти события могут оказать на внутриполитическую и религиозную ситуацию в Казахстане?

Восстановление Исламского Эмирата: что дальше?

Первое официальное заявление афганского МВД под контролем «Талибана» запретило в стране протесты. В этот же день было объявлено о предстоящем запрете женского спорта.

 В мире идет гибридная война, и большие игроки могут использовать события в Афганистане в своих целях. Не надо забывать, что движение «Талибан» в свое время было создано усилиями ЦРУ и находится под контролем пакистанской разведки. Теперь у России появилась возможность оказывать большее давление на центральноазиатские правительства, используя афганский фактор.

Таджикистан уже обратился за помощью к ОДКБ. В начале августа прошли совместные учения военнослужащих России, Таджикистана и Узбекистана. В них приняли участие 2,5 тысяч человек. Нельзя игнорировать возможность провокаций на границах и даже войны.

Еще в конце 90-х гг. движение «Талибан» ставило перед собой задачу объединения Афганистана именно на основе фундаментальных исламских принципов. В русле этих принципов были масштабные разрушения исторических памятников, в частности, статуй Будды в провинции Бамиан, запрет для женщин работать, требование к мужчинам наличия бороды, женщины обязаны носить паранджу и т.д.

В те годы с приходом к власти талибов были закрыты много школ. Девочкам запрещалось получать какое-либо образование. Власти начали применять шариатские методы наказания, чаще стали появляться публичные казни. Была создана религиозная полиция, которая контролировала как дресс-код женщин, так и внешний облик мужчин.

Несмотря на определенную готовность к такому развитию событий, страны Центральной Азии остаются уязвимы к росту радикализма из-за социально-экономических проблем и возросшей степени религиозности своих граждан. Для местных радикалов новый Исламский Эмират может послужить религиозным образцом, как и стойкость и аскетичность талибов.

Чтобы закрепиться в Афганистане, талибы проявляют гибкость и открытость, ведут переговоры со многими странами и политическими силами, в том числе со своими противниками в стране. Уже говорят о том, что женщины могут работать, что не будут предъявляться такие достаточно жесткие фундаменталистские требования к населению. В то же время в 10 раз подорожала паранджа и женщины боятся выходить на улицу.

Центральноазиатским странам нужно как следует отслеживать ситуацию и более разумно, научно подходить к сдерживанию радикализации населения. Для этого важно решать социально-экономические проблемы, вести просветительскую работу, решать проблемы образования, культуры, науки в своих странах.

 Крушение «всемирного халифата»: уроки для радикалов

Разгромленная в Сирии и Ираке террористическая группировка ИГИЛ получила пристанище на территории Афганистана. Если ИГИЛ найдет общий язык с «Талибаном», а это вполне возможно, то может повториться сирийский вариант.

Для ЦА это опасно возможным возникновением новой волны радикализации, в том числе и в РК. У остатков Исламского государства (ИГИЛ) в Афганистане будет новая возможность привлекать к себе воинов из разных точек мира, включая ЦА.

В отличие от 90-х гг., когда «Талибан» контролировал территорию Афганистана, сейчас ситуация изменилась, и талибы могут перенять опыт ИГИЛ и привлекать новых сторонников Исламского Эмирата посредством социальных сетей.

Сторонники радикальных идей в ЦА появились давно. Многие граждане стран ЦА еще недавно уезжали в Сирию и другие арабские страны. Немало и тех людей в регионе, которые считали и считают, что их страны не должны быть светскими.

ИГИЛ, провозглашенное как всемирный халифат в 2014 г. с шариатской формой правления, в свое время было воспринято религиозными «романтиками» и радикалами как настоящий халифат, восстановление шариата, истинно исламское общество, где у них будет возможность воплощения своих религиозных представлений и убеждений. По этим и другим причинам в боевиках, желающих воевать «за джихад», «за веру», «за Аллаха», и их «боевых подругах» не было недостатка по всему миру.

И множество мусульман, нередко с семьями, разными путями оказывались в зоне боевых действий, в том числе из РК. По официальным данным, с начала появления «халифата» в Сирию и Ирак уехали около 800 граждан Казахстана, а сколько их реально там было, сколько погибло – никто точно не знает.

Немало было у нас и тех, кто просто поддерживал «халифат» и его идеологию, в социальных сетях и даже в мечетях шла вербовка мусульман для учебы, военной подготовки за рубеж. Зарубежные пропагандисты красочно описывали образ джихадистов, настоящих воинов за веру, привлекали новобранцев славой мучеников, которые непременно попадут в рай. Многое обещалось и женщинам.

Немаловажно, что Исламское государство продолжило салафитскую традицию призыва мусульманской общины к возвращению к временам праведных халифов и пророка Мухаммада – это мечта многих салафитов.

Поражение ИГИЛ было как отрезвляющий «спуск с небес на землю» боевиков, их жен, отчасти крушение религиозных представлений и убеждений тех, кто верил в «исламский рай». В итоге из зоны боевых действий в РК удалось вернуть за 2 года 607 человек, 70% из которых – дети; несколько боевиков преданы суду.

И вернувшиеся женщины рассказали о том, что жизнь в «халифате» была настоящей пыткой, и хотели бы похоронить эти воспоминания, просто забыть об этом навсегда; с ужасом поведали о том, что женщины выходили замуж по 19 раз, о распространенности насилия, педофилии, казни за попытки бегства и т.д.

Ясное дело, что дети не должны были находиться в воюющей стране, где ничего нет: образования, нормального питания, жилья, медицины, но родители хотели, чтобы они жили в настоящем халифате... Так печально закончилась религиозная «романтика» некоторых наших граждан. И правительство РК, и мусульмане страны должны извлечь соответствующие уроки из печального сирийского опыта.

Вся эта история с «халифатом» вызывает настороженное отношение общества и государства: по каким причинам у нас появились его радикальные сторонники? Приблизительно такая же ситуация и у наших соседей. Самое большое количество боевиков для ИГИЛ «экспортировала» Россия (около 3500), затем – Узбекистан (1500) и Таджикистан (1300), Кыргызстан и Казахстан – 400-500.

Уроки соседей: салафизм под запретом

В историческом, идеологическом и законодательном контексте история казахстанцев-джихадистов в Сирии – это «плоды» сверхлиберального закона от 1992 г. «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях», который открыл двери в Казахстане для многочисленных сект и религиозных организаций, дал возможность казахстанцам получать духовное образование за рубежом. Кстати, и у соседей была такая ситуация с законами о религии.

В нынешних реалиях, когда салафизм становится опасным дестабилизирующим фактором в самых разных уголках планеты, власти Саудовской Аравии, откуда направились в «халифат» более 3000 боевиков, все чаще задумываются о пересмотре статус-кво. Ведь в этой стране существует салафитская оппозиция, и именно из нее идет поток добровольцев, отправляющихся воевать на стороне террористов по всему миру.

К афганским событиям наиболее подготовленным из стран ЦА оказался Узбекистан, который ведет продуманную и взвешенную политику. Соседняя страна отказалась принимать беженцев на своей территории, чтобы не портить отношения с талибами, и предлагает готовить временные прибежища в приграничной зоне. В то же время Ташкент и Душанбе в свое время приняли меры для нераспространения салафизма, религиозного радикализма и экстремизма.

В Таджикистане под запретом не только хиджабы, но и «афганские» бороды. Такие запреты есть и в Узбекистане, где дети не могут посещать мечети в учебное время, чиновники не должны проявлять свою религиозность. В 2014 г. Таджикистан вернул из мусульманских стран тысячи студентов и школьников, обучавшихся в исламских учебных заведениях мусульманских стран. Узбекские власти тоже работали над возвращением некоторых граждан, изучающих ислам в Египте и Турции.

Действия таджикских и узбекских властей, направленные против ношения бороды и хиджаба, проводились в рамках борьбы с радикализацией общества и сохранения светской формы правления.

Одно время велись разговоры о запрете салафизма в Казахстане, но они остались лишь разговорами – мол, эта официальная религия Саудовской Аравии, как мы ее запретим? К примеру, у нас не распространяется шиизм – это не означает, что эта религия у нас под запретом. По этой причине речь должна идти не о запрете – салафизм распространился через имамов, получивших духовное образование за рубежом. 

Связующим звеном талибов и всего ЦА является религиозная аутентичность. Талибы по религиозной принадлежности – сунниты-ханафиты, лояльно относятся к суфизму.

Во второй половине 90-х годов в РК распространилось учение Абдугаппара Исматуллы, бывшего афганского моджахеда. Во время боевых действий советских войск в Афганистане был военным комиссаром движения сопротивления пуштунов, поддерживал тесные отношения с полевыми командирами. У Ахмад Шах Масуда был советником по идеологии, а также занимался вопросами разведки.

Степной суфизм стал благодатной почвой для распространения учения Исматуллы. Многочасовые коллективные голосовые зикры, эмоциональные проповеди проповедника отличали учение Исматуллы от зикров других суфийских братств. В итоге он собрал несколько сотен тысяч последователей, и в 2005 г. появилось республиканское общественное объединение «Сенiм. Бiлiм. Өмiр». Спустя некоторое время деятельность организации была запрещена в РК.

И на волне прихода талибов к власти с новыми призывами к религии нельзя игнорировать возможное возрождение учения Исматуллы его бывшими многочисленными учениками и последователями. Распространение учения Исматуллы в свое время в Казахстане говорит о том, что была основа для этого явления. Как и распространение салафизма из-за слабости традиционного «степного» ислама и работы государства в этой сфере.

В условиях гибридной войны надо быть готовым к любым ее проявлениям, в том числе и «религиозной войне».

Дастан ЕЛЬДЕСОВ

 

Пікірлер
Редакция таңдауы