Работа газеты "Заман жаршысы"

2375

Шестого мая текущего года исполнится 30 лет, как я встала на журналистскую стезю. Моя самая первая должность – корреспондент Каскеленской районной газеты «Ленинское знамя», которая издавалась тогда только на русском языке. Чуть позже ее переименовали в «Заман жаршысы» («Вестник современности»), а публикации начали выходить на двух языках – казахском и русском.

Главным редактором газеты был тогда Сергей Тимофеевич Волков. Он-то и принял меня на работу. Поскольку изначально трудилась я учителем русского языка и литературы, а журналистского опыта не имела, взяли меня временно, с испытательным сроком. Однако работаю я здесь и по сей день. Правда, с 1993 по 2003 годы был перерыв, во время которого я влилась в коллектив областной общественно-политической газеты «Огни Алатау», в должности собственного корреспондента по тогда еще Каскеленскому району. Так и тружусь в этих двух изданиях.

Если говорить о том, как была построена работа газеты «Заман жаршысы» («Ленинское знамя») 30 лет назад, то стоит отметить, что и редакция, и типография находились в одном здании – по улице Победы (сейчас это Аубая Байгазиева), чуть ниже улицы Алматинской (Абылай хана), напротив районного узла телекоммуникаций. Почему эти два учреждения были неразделимы? Да потому, что журналисты готовили материалы, секретарь-машинистка набирала их на печатной машинке, ответ секретарь делал макет газетной полосы, продумывал, что и где должно стоять, а сотрудники типографии во главе с Манашем Шадаевым выпускали эти самые полосы, которые потом корректор с журналистами вычитывали, помечали ошибки, вносили поправки. Устраняли же их всё те же линотиписты типографии. И потом мастера-печатники ночами печатали газету, чтобы утром она отправилась на почту, а оттуда и к своим читателям.

Труд работников типографии был не из легких, да к тому же вредным для здоровья. Чтобы лучше понять это, нужно вникнуть в то, что такое линотип. Стоит отметить, что данный вид полиграфического оборудования представлял собою наборную строкоотливную машину, которая была предназначена для отливки строк текста из типографского сплава – гарта. Работа с ним была очень вредной, поскольку в его состав входили олово, свинец, сурьма. Строки текста набирались при помощи клавиатуры. Формировались же они из отдельных металлических буквенных матриц. Набранная из матриц строка служила формой для отливки из металла теперь уже линотипной строки. После нажатия рычага набранная строка автоматически перемещалась в отливной аппарат, где в течение нескольких секунд выполнялась ее отливка. Причем, жидкий металл поступал из ёмкости, где он постоянно поддерживался при температуре +275 градусов. Вот такой это был трудоемкий процесс. И потому устранять ошибки в линотипных текстах было непросто. В редакции это хорошо понимали. Линотипистов мы и уважали, и немного побаивались.

Самой настоящей «грозой» для нас была Шара Тезекбаева, которую те, кто помладше, называли Шара тате. Каждый раз, увидев наши поправки, она приходила и тыкала пальцем в полосу: «Мынау не? Мынау не?». Мы же, словно провинившиеся школьники, всегда оправдывались перед нею, извинялись, поясняли, почему тут или там нужно поправить слово или же переместить его в другую строчку. Уходила она от нас с недовольным и с победоносным видом. Лишний раз встречаться с нею, даже просто в коридоре, как-то не хотелось. И потому мимо «линотипной» особенно молодые журналисты старались пробежать быстро и незаметно – только бы не нарваться на Шару татешку.

Много лет трудились в типографии также линотиписты Булбул Досанова и Любовь Курилова, наборщицы-верстальщицы Галина Коробкина и Любовь Пашина, наборщицы Елена Галушкина и Татьяна Дудинова, мастера-печатники Мурат Куандыков, Марат Асимов и многие другие. Все они были настоящими профессионалами своего дела.

Если же говорить о структуре редакции и особенностях производственно-творческого процесса, то в начале 90-ых годов прошлого столетия в районке было несколько отделов – сельскохозяйственный, экономический, рекламно-информационный, а также писем. Их заведующие в основном освещали лишь узкие темы, касающиеся своих отделов. В те годы работали здесь Мария Яровая, Светлана Кормина, Людмила Гиренко, Баян Мухаммедиярова, Дина Бабасова, Айгуль Мухаметжанова, Разия Мамбеева и многие другие журналисты. Особо хотелось бы сказать и о фотографах. Сначала радовали читателей газеты профессиональными фотографиями, коллажами и фотоэтюдами братья Кербер – Владимир и Константин, подписывавшиеся псевдонимом В. Эмброуз. Позже их сменил Александр Коротин. Под руководством Сергея Тимофеевича, который был самым настоящим хозяйственником, мы не только освещали жизнь района, всегда стараясь быть в гуще событий, но также выезжали на коллективные маевки, а еще на специально выделенных для редакции земельных участках сажали для своих семей картофель. Так что и творчество, и сельскохозяйственный труд шли рука об руку.

Наладили также выпуск рекламных полос, за которые предприятия, поскольку с финансами было тяжеловато, расплачивались с нами натуральными продуктами – куриными тушками, яйцами, овощами. Постепенно в связи с ухудшением социально-экономической ситуации и с трудностями переходного периода редакционные отделы были упразднены, а многие должности сокращены. Это был самый настоящий период на выживание. После Сергея Волкова коллектив редакции возглавил Шекербек Садыханов, при котором в ноябре 1993 года я ушла сначала в декретный отпуск, а затем перевелась в редакцию газеты «Огни Алатау». В мою ставшую родной «Заманку» вернулась чуть более десяти лет спустя – в январе 2003 года, когда главным редактором был уже Утесин Кубиев. Но это уже другой период и другая история.

Танзиля МУХТАРОВА

Пікірлер
Редакция таңдауы