Качество знаний – для качества жизни. Как поднять уровень образовательных услуг

3326

Необходимо расширить предоставление качественных услуг образования, а в целом образовательный комплекс должен внести достойный вклад в обеспечение социального благополучия казахстанцев. Такая задача поставлена в Послании президента народу «Повышение благосостояния граждан Казахстана – главная цель государственной политики». Что необходимо сделать, чтобы человеческий фактор стал действительно определяющим? На наши вопросы отвечает депутат Сената Парламента РК Адил Ахметов, крупный ученый-лингвист, доктор филологических наук, дипломат и переводчик.

ЛИТЕР-Неделя: Адил Курманжанович, глава государства в своем Послании народу Казахстана отметил возросшую роль Парламента в политической системе. В чем вы видите главную задачу законодательного органа в современных условиях?

А.А.: Действительно, конституционные реформы изменили роль парламента. Прежде всего это касается его взаимодействия с исполнительной властью. Кандидатура премьер-министра перед назначением согласовывается с Мажилисом. Парламент дает согласие на назначение министров социального блока, обладает всеми полномочиями заслушивать отчеты отдельных министров и правительства в целом. Законодательный орган вправе оказать вотум доверия или недоверия главе кабинета министров. Большое значение имеет и серьезное усиление функций Парламента в бюджетном процессе. Как говорится, совершенству нет предела, и система государственного управления будет и дальше модернизироваться в сторону демократических преобразований. Вместе с полномочиями, депутатский корпус получил и возросшую ответственность. От него теперь в большей степени зависит достижение перспективной цели – устойчивого развития страны. Для этого основополагающим фактором выступает повышение стандартов жизни населения, прежде всего образовательных услуг.

ЛИТЕР-Неделя: Вы обладаете немалым опытом в этой сфере, практически всю жизнь занимаясь преподавательской деятельностью…

А.А.: Действительно, моя биография в основном связана с системой высшего образования. После окончания Алматинского педагогического института иностранных языков остался там преподавателем английского языка. В целом я провел в этом вузе сорок лет: студентом, аспирантом, заместителем декана, деканом, проректором по учебной работе, ректором. Возглавив небольшой институт, я инициировал идею, чтобы организовать на его базе университет международных отношений и мировых языков. Раньше там преподавали всего три языка, с латинским – четыре. На посту ректора я ввел туда еще несколько языков: китайский, японский, персидский, турецкий, а также испанский. Это решение было связано с обретением нашим государством суверенитета, поддержанием Казахстаном дипломатических отношений со многими странами мира. Сейчас выпускники университета работают везде и всюду, вы встретите их в любом посольстве Казахстана. Работая впоследствии Послом в Великобритании, в 2000–2001 годах, помимо дипломатической работы, по заданию Президента я вплотную занимался созданием Казахстанско-Британского технического университета. Для этого необходимо было изучить все британские нефтегазовые учебные заведения и выбрать из них самые оптимальные для сотрудничества. Партнерами КБТУ сегодня являются самые известные вузы, в том числе Лондонская школа экономики, которую называют «британским Гарвардом». А сам КБТУ уже находится в числе ведущих учебных заведений республики, особенно в сфере подготовки по техническим специальностям, для нефтегазового сектора.

ЛИТЕР-Неделя: Каким образом, по Вашему мнению, нужно совершенствовать казахстанскую систему высшего образования и за счет чего вузы могут достигнуть успеха?

А.А.: Самое важное, на мой взгляд, – выбор модели организации университета. Залогом процветания любого вуза является тесная связь с работодателями. Не случайно в своем Послании народу Казахстана глава государства подчеркнул, что в процесс подготовки кадров, в том числе путем привлечения иностранных ученых и преподавателей, должны быть активно вовлечены сами работодатели и их ассоциации. Все те лабораторные базы, которые имеются в КБТУ, созданы на средства транснациональных компаний. Когда лаборатория оснащена новейшей техникой, естественно, это дает намного больше возможностей студентам и в конечном итоге более высокий уровень знаний. Но техническое оснащение – лишь часть общей стратегии по сотрудничеству с компаниями. В КБТУ я создал Консультативный комитет, совместно с индустрией. Я являлся сопредседателем этого комитета, а со стороны промышленных кругов сопредседателем был бывший Президент компании «Шелл» по Казахстану доктор Мартин Ферстл. В этом комитете принимают участие «Бритиш Петролеум», «Аджип», «Шелл» и другие крупные международные корпорации. Каждый вуз должен ориентироваться на потенциальных работодателей своих выпускников. Именно руководствуясь этим принципом, КБТУ удалось в течение очень короткого срока стать одним из лучших вузов Казахстана. Туда поступают в основном обладатели «Алтын Белги» (85 процентов студентов), победители республиканских и международных олимпиад. Они представляют собой новое поколение студентов – прекрасно подготовленных, владеющих языками и информационными технологиями. Неудивительно, что работодатели разбирают их очень быстро, еще до получения диплома. Компании «сватают» студентов, начиная с второго-третьего курса, выделяют им гранты, сами следят за их успеваемостью. Иными словами, это и есть взаимодействие бизнеса и образования на практике. В его развитии нам надо учиться у наших британских партнеров. Они постоянно поддерживают обратную связь с компаниями, получают информацию, как выпускники работают, каких знаний и умений им не хватает, что следует добавить в учебный план и программу. В результате вузы работают на конкретные потребности экономики. Кстати, в нашем индустриально-консультативном комитете как раз и обсуждаются требования индустрии к будущим специалистам.

ЛИТЕР-Неделя: А как обеспечить надлежащее качество специалистов?

А.А.: Программное обеспечение КБТУ имеет ценность на 26 миллионов долларов США. Что касается программного обеспечения для обучения в нефтегазовой сфере, то университет полностью укомплектован им. Это создает оптимальные условия для эффективного учебного процесса. В КБТУ приглашаются лучшие профессора, в том числе зарубежные. Вместе с тем хочу отметить, что подбор иностранных специалистов – очень нелегкая задача. Высококвалифицированных преподавателей зарубежные университеты так просто не отпускают. Выход я вижу в том, чтобы обратить внимание на отечественные ресурсы. По президентской стипендии «Болашак» за рубежом получают образование многие специалисты. Однако механизм дальнейшей передачи приобретенных ими знаний фактически отсутствует. В этой связи весьма полезным предстает опыт Англии. Там есть вузы, которые не имеют бакалавриата, то есть они обучают людей, уже получивших высшее образование. Из них готовят специалистов для университетов и научных центров. Подобную идею можно и нужно реализовать в нашей стране. Начать следует с формирования, скажем, по каждому из приотитетных направлений ядро из специалистов, получивших по болашаковской программе фундаментальное образование. Именно они должны транслировать свои знания отечественным преподавателям вузов. Такая модель в последующем должна основой для формирования специальных кафедр факультетов. В перспективе же требуется создание целого университета нового типа, где будут проходить дополнительную подготовку специалисты, выпущенные другими вузами. Именно такого звена в отечественной системе образования сейчас не хватает.

ЛИТЕР-Неделя: Еще один сложный вопрос: каким специальностям отдавать приоритет? Ведь тех же юристов и экономистов у нас образовался переизбыток…

А.А.: В предыдущем Послании народу Казахстана Президент озвучил задачу привести систему высшего образования в соответствие с европейскими стандартами. При этом он обратил внимание на то, что надо повысить роль преподавания математики. Не зря математику называют королевой наук. Ведь почему у нас так много экономистов и юристов? Потому что из рук вон плохо преподается математика в школах. А если ученики не получают достаточно математических знаний, то они избегают технических вузов. И это наблюдается не только у нас, но и за рубежом. В Англии, где я работал, была аналогичная ситуация. Поэтому там создали не только технические вузы, готовящих специалистов для определенных отраслей экономики, но и аффилированные с ними специализированные школы на средства тех же отраслей, которые нуждаются в таих специалистах. Такие школы принимают детей с 10 лет и готовят их к «взрослой» математике. То есть фундаментальные знания они получают будучи еще школьниками. Потом все они поступают в технические вузы, а оттуда идут работать в те отрасли, которые вкладывали в них в школах. Нам надо начать с того, чтобы должное внимание уделить преподаванию математики и основам алгебры. Тогда вырастет количество желающих и способных поступить в технические вузы. Кроме того, математика лежит и в основе экономического анализа, в том числе на государственном уровне. Только развивая фундаментальное математическое образование можно будет говорить о создании основы для «умной экономики». Не случайно Глава государства отметил, что подготовка специалистов высокого уровня является приоритетным условием для вхождения в 50 наиболее конкурентоспособных стран мира. В этом плане можно поучиться у китайцев. Они готовят 400 тысяч специалистов за рубежом. И смотрите, какими темпами развивается Китай, становясь одной из самых мощных экономик мира!

ЛИТЕР-Неделя: Так, может, стоит еще больше казахстанцев отправлять учиться за рубеж?

А.А.: Роль зарубежного образования трудно переоценить. Крайне важным шагом стала реализация программы «Болашак», которая уже приносит позитивные результаты для государственного управления, экономики, социальной сферы. Безусловно, такую практику следует продолжать. Но настало время думать и о следующем, качественно новом этапе. Он состоит в том, чтобы не просто готовить за рубежом специалистов, отвечающих международным стандартам, но и сделать так, чтобы такие стандарты внедрялись в отечественном образовании. При этом можно применить механизм, аналогичный «Болашаку». Только с тем отличием, что обучаться будут не готовые специалисты, а преподаватели. Для этого требуется создать фонд, который станет финансировать программы для подготовки высококлассных преподавательских кадров. Это будут действительно инвестиции в будущее, потому что затем они принесут отдачу в виде не одного, а многих поколений студентов. Делая ставку на обучение преподавателей, мы повысим конкурентоспособность отечественного образования, а вместе с ней – и всей экономики.

ЛИТЕР-Неделя: Почему вы стали изучать цивилизацию майя? Часто ли вы публикуете статьи о них?

А.А.: Я филолог-тюрколог по специальности. Хотя моя докторская диссертация посвящена табу и эвфемизмам в тюркских языках, для ее написания также привлечены многочисленные источники из романо-германских и других языков мира, в том числе и из языков американских индейцев. Почему я стал изучать цивилизацию майя? На это есть несколько причин. Во-первых, меня подтолкнул на это мой профессиональный интерес. Во-вторых, в науке существует широко известная гипотеза о том, что индейцы пришли в Америку из Азии. Не сомневаясь в достоверности этой гипотезы, я все же пытался самостоятельно найти ответ на вопрос, есть ли какая-нибудь генетическая или языковая связь между американскими индейцами и тюрко-язычными народами Азии. В-третьих, у меня было достаточно времени и условия заняться этим, так как три года я жил и работал в штате Аризона в США, представляя город Алматы в его побратиме – Туссоне. Часто бывая в библиотеке Аризонского университета, я изучил много литературы, посвященной американским индейцам. Особо интересовала меня цивилизация майя, которые имели свою письменность, высочайшую культуру, величайшие достижения в областях математики, астрономии, архитектуры и градостроительства. Они также преуспели в создании уникальных календарей, обсерваторий и пирамид. Мой интерес к изучению цивилизации американских индейцев начался 17 лет назад и до сих пор продолжается. За эти годы мне удалось опубликовать серию научных статей и научно-популярную книгу «Азия – Берингия – Америка, или Азиатское происхождение американских индейцев» на казахском и русском языках. Этой темой занимается также большое количество исследователей других стран. К примеру, российские ученые, а точнее говоря, научные работники Института математики Новосибирского отделения Академии наук России изучают майянский феномен более 50 лет и в итоге издали четыре монографии. А американский ученый, автор книги «Фактор майя» Хосе Аргуэлльес пошел еще дальше. На основании глубочайшего анализа научных достижений майя, включая их астрономию, а также систему календарей, он открыл Закон времени.

Галия ИДОЯТОВА, Астана,

"ЛИТЕР-Неделя".

Пікірлер
Редакция таңдауы
Серіктестер/Партнеры
Студия IMA - создание сайтов Доставка цветов Астана - Lova Buket