К.Токаев: «Академия должна стать центром научной мысли»

1834
Adyrna.kz Telegram

В этом году в сфере образования и науки произошли два знаменательных события. В сфере образования: Министерство образования и науки Казахстана реорганизовано в Министерство просвещения и Министерство высшего образования и науки. В сфере науки: Академии наук будет присвоен государственный статус, она будет финансироваться из бюджета.

Академия наук обретет государственный статус

 

Следует отметить, что система образования и науки в Казахстане в первые годы независимости в большей степени держалась за счет советских кадров и требований, правил советского образования. Затем ситуация стала ухудшаться.

Достаточно сказать, что за время независимости Национальная академия наук РК стала обычной общественной организацией, в итоге у ученого была не только маленькая зарплата, но и заметное снижение социального статуса в обществе. Кроме единичных исключений, Академия наук нигде в мире не является общественной организацией! В 2003 году наша Академия в ее прежнем виде была практически ликвидирована, и ей было отведено одно из последних мест среди наших приоритетов.

И вот президент Касым-Жомарт Токаев в своем выступлении 1 июня 2022 года в юбилейной сессии Национальной академии наук сделал давно ожидаемое заявление: «Развитие науки, техники и инноваций является одним из ключевых направлений повышения конкурентоспособности страны. Мы определяем приоритеты отечественной науки в соответствии с международными требованиями и национальными интересами».

И для ученых прозвучала отличная новость – глава государства заявил: «Академия должна стать центром научной мысли и авторитетной структурой, осуществляющей экспертную деятельность. Нам крайне важно повысить ее роль. В связи с этим Академии будет присвоен государственный статус, она будет финансироваться из бюджета».

Ведь в советское время в Казахстане была сильная наука, появилось немалое количество вузов высокого уровня. В истории Национальной академии наук говорится, что к началу 1980-х в Казахстане имелось 140 научных учреждений, в которых работали 21,1 тыс. человек. Научные силы были сосредоточены в Академии наук – 31 научное учреждение, из них 24 научно-исследовательских института. Ученые Академии наук вели исследования практически по всем направлениям экономики и науки.

Эти позиции были утеряны в годы независимости. Наука и разработки в РК по финансированию находились в числе откровенных аутсайдеров как среди государств постсоветского пространства, так и среди других стран, даже не относящихся к развитым. Затраты на науку 0,13-0,17% от ВВП – ниже, чем в некоторых африканских странах!

2% ВВП – это всем известная цифра, ниже которой начинается регресс науки, это пороговое значение среднемирового уровня таких затрат, ниже которого деградирует не только наука, но и общество. Что мы наблюдали в Казахстане.

Немало программ и проектов не прошли сито научных организаций, по этой причине превратились в «воздушные замки», а выделенные деньги ушли в песок.

Республика тратила ничтожно мало на научные исследования, но даже эти небольшие деньги в условиях коррупции и некомпетентности чиновников от науки не доходили до ученых. В последние годы скандалы, связанные с распределением научных грантов, сотрясали Национальный научный совет, Комитет науки, научные коллективы и др.

Можно предположить, что основная причина конфликта – слабое финансирование науки, которого явно не хватало всем, в итоге какие-то институты оставались совсем без денег.

К тому же на исследования в области медицины, социальных и гуманитарных наук в последние годы потрачено не более 7% от общих внутренних затрат. Согласно информации Комитета по статистике, наибольшая доля затрат приходились на инженерные разработки и технологии. Например, в 2015 г. она составила 43%.

Без сильной науки не может быть развитой экономики, разнообразного производства. Недаром самое большое финансирование науки в США, Европе, Китае, Японии и др. Как было и в СССР. И теперь можно продумать о структуре научной сферы, можно перенять успешные мировые модели, есть развитие науки при университетах за рубежом, использовать советский опыт и т.д.

 Последствия коммерциализации науки и изменения статуса НАН

30 лет РК строила рестораны, торгово-развлекательные центры, бизнес-центры, мечети и т.д., продавая сырье и не развивая собственное производство, сельское хозяйство, медицину, науку, образование. В итоге мы оказались будто в лихих 90-х: безработица, отсутствие производства, разрушенное сельское хозяйство, рост преступности, коррупции и т.д. Страна развивалась не в том направлении!

Низкая и нестабильная заработная плата привела к резкому снижению кадрового потенциала. Институты, занимавшиеся фундаментальными исследованиями, находились в тяжелейшем состоянии.

Государство принимало многочисленные программы, решение которых требовало, наоборот, развитие фундаментальной науки, увеличения финансирования в целом науки, усиления связей между наукой и экономикой и т.д. Государственная программа индустриально-инновационного развития, четвертая промышленная революция с ее автоматизацией, роботизацией, искусственным интеллектом, обменом «большими данными» и т.д. будут нуждаться в компетентных ученых.

Уже поставлена задача технологического перевооружения базовых отраслей до 2025 г., внедрения цифровых технологий в сектор промышленного производства. Принята программа «Цифровой Казахстан», цифровизацииАПК, прошла выставка «ЭКСПО-2017», призванная внедрять зеленую экономику и т.д. Как будут внедряться все эти программы без фундаментальной науки?

Это проявления пресловутой коммерциализации науки, когда решили получать из нее прибыль. Поэтому прикладную науку посчитали востребованной, которая принесет деньги и пользу стране, а фундаментальная наука – на вторых ролях. В итоге в 2011 г. лишили положения о базовом финансировании науки. Ученые выживали лишь на грантах, сотрудники некоторых институтов работали на полставки или уходили в длительный неоплачиваемый отпуск. По сути, когда-то престижная работа ученых превратилась в сезонную низкооплачиваемую работу.

Прикладные науки не могут существовать без фундаментальных, невозможно создавать технологии, инновации, коммерческие проекты или ту же систему кибербезопасности, если нет фундаментальных знаний или они слабы и т.д. 

Государственные или стратегические интересы состоят в том, чтобы развивать и прикладную, и фундаментальную науку.  

Следует отметить, что это последствия ликвидации Академии наук как государственного учреждения, которая всегда была основой фундаментальной науки, и превращения ее в общественное объединение без былых полномочий, возможностей и системного финансирования.

Многие известные с советских времен НИИ ныне еле держатся на плаву, а иные закрылись.

Из-за потери статуса Академии наук мно научные институты были расформированы и вошли в состав высших учебных заведений (?). Например, стратегический Институт сейсмологии, отвечающий за сейсмическую безопасность страны, потерял свою самостоятельность, превратившись в некое ТОО в составе КазНИТУ имени К.И.Сатпаева. И его судьбу, сейсмическую науку в целом решает не Министерство образования и науки, не Академия наук, а ректор КазНИТУ имени К.И.Сатпаева, который не имеет прямого отношения к сейсмологии.

Без науки нет развития экономики

Касым-Жомарт Токаев указал на то, что многие проблемы, которые ученые поднимали в течение многих лет, были решены благодаря внесению изменений в Закон «О науке». В частности, был введен новый вид финансирования научных институтов, осуществляющих фундаментальные исследования. Этот шаг позволил обеспечить бесперебойную деятельность целого ряда научных институтов. В базовое финансирование включена оплата труда ведущих ученых, средняя заработная плата научных сотрудников повысилась на 70 %. За последние 3 года финансирование науки возросло на 70 %.

Увеличены сроки финансирования исследований с 3 до 5 лет. Долгожданный запуск 5-летних проектов, в рамках которых у ученых будет больше времени на продвижение результатов своих исследований. 3-летнее время финансирования не позволяет достичь намеченных результатов, и нередко ученые переходят на другие проекты. А также мало остается времени на патентование, которое занимает в среднем 2 года.

Президент подчеркнул, что проблемных вопросов в отечественной науке все еще достаточно, и для их поэтапного решения необходимо сосредоточиться на таких приоритетах, как изменение статуса Академии; укрепление университетской науки; совершенствование системы поддержки научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ; эффективное долгосрочное планирование научно-технологического развития.

Далее президент остановился на необходимости совершенствования системы поддержки научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР).

«Наряду с государственным бюджетом, средствами недропользователей и национальных компаний ключевым источником финансирования науки должны выступить крупный частный сектор – индустриальные корпорации и другие организации. При Фонде «Самрук-Казына» создан Центр научно-технологических инициатив. В его задачи входит системное сотрудничество с научным сообществом для внедрения научных разработок в производство. Проводится работа по обеспечению прозрачности отчислений и распределений средств недропользователей в размере 1 % от затрат на добычу полезных ископаемых, выделяемых на НИОКР. Считаю, что настало время для предоставления более широких налоговых и инвестиционных преференций для частных инвестиций в НИОКР и создание новых научных центров», – заявил Касым-Жомарт Токаев.

Некоторые важнейшие результаты ученых у нас игнорируются, и к ним проявляют интерес за рубежом. По многим государственным программам и проектам госорганы должны приглашать специалистов из НАН для научного анализа и обоснования с достойной оплатой. Возможно, в Академии необходим отдельный консультативный отдел для работы с госорганами.

В самом деле, пришло время продвижения перспективных результатов научных проектов и программ для их применения и внедрения в экономику. Для этого нужны налоговые и инвестиционные преференции для крупных предприятий. Также нужны со стороны государства всевозможные поощрения; должна появиться стимуляция, мотивация внедрения перспективных научных результатов, в том числе – открытие новых фабрик, заводов, производств. Необходимы также научно-образовательные центры мирового уровня с участием инновационных предприятий, выпускающих конечную продукцию.

Предложение главы государства о сотрудничестве с научным сообществом для внедрения научных разработок в экономику, производство должно осуществляться на системной основе.

Например, Назарбаев университет готовит специалистов по робототехнике – им негде работать за редким исключением, в частности в машиностроении, медицине и др. И многие выпускники НУ вынуждены идти работать в кружки по робототехнике или менять профессию.

Вместо чиновников, которые развалили сельское хозяйство, производства, фабрики, науку, образование и др., должны прийти компетентные специалисты, ученые, практики. Поэтому необходимо восстановить или создать многие предприятия, институты и службы, модель мобилизационной экономики: Академию наук в прежнем статусе, медицинские НИИ, санитарно-эпидемиологическую службу, ветеринарную службу, опытные сельскохозяйственные станции, СПТУ, отгонное животноводство, пастбища, «колхозы», предприятия типа АХБК, АЗТМ, обувной фабрики «Жетысу», павлодарского тракторного завода и др.

 Наука повышает качество высшего образования

11 июня вышел указ президента Республики Казахстан о реорганизации Министерства образования и науки путем разделения его на Министерство просвещения и Министерство науки и высшего образования.

Существовавшее Министерство образования и науки было чрезмерно громоздким, из-за чего было много бюрократических проволочек и преград, многие проблемы не решались вовремя, невозможность уделять одновременно равноценное внимание всем сферам, особенно научной и т.д. По любому вопросу воспитатели, учителя, преподаватели, ученые должны были проходить через общего министра, который также имел в своем попечении множество детских садов, школ, колледжей, университетов и НИИ. Это большой массив управленческих задач, который лучше разделить.

Ведь средняя школа, детские сады, ясли – это все-таки специальные вопросы, и пусть этим занимается Министерство просвещения, хотя тут тоже есть вопросы, связанные с высшим образованием, ведь у нас есть колледжи при университетах. Но, тем не менее, эти вопросы можно решить в рамках двух ведомств.

Министерству просвещения были переданы функции и полномочия Минобра в области дошкольного, среднего, технического и профессионального, послесреднего образования, дополнительного образования, охраны прав детей, обеспечения качества в сфере дошкольного, среднего, технического и профессионального, послесреднего образования, цифровизации дошкольного, среднего, технического и профессионального образования.

Министерству науки и высшего образования в свою очередь были переданы функции и полномочия в области высшего и послевузовского образования, языковой политики, науки, обеспечения качества в сфере высшего и послевузовского образования и науки, цифровизации высшего и послевузовского образования.

То есть в компетенцию Министерства просвещения войдут вопросы общего образования, тогда как второе ведомство будет отвечать за высшие учебные заведения и развитие науки в целом. Такое решение позволит лучше сконцентрировать финансы и возможности по развитию двух систем образования.

Особое внимание необходимо уделить развитию исследовательских ВУЗов, которые готовят основную массу докторов философии – преподавателей и научных кадров в стране. Именно студенты являются основными пользователями научных знаний и разработок, способными внедрить их в практику. Для них это дает возможность быстро продвинуться по карьерной лестнице или создать успешный бизнес.

И будет большая польза, когда университеты и научные институты находятся в одном ведомстве. Наука требует притока новых кадров, поэтому она тесно связана с высшим образованием. Ведь повышение качества высшего и послевузовского образования возможно и путем повышения роли научных исследований и ведущих ученых в ВУЗах. И основная польза от научных исследований идет именно для качества высшего образования, от которого зависит эффективность, качество работы и уровень доходов выпускников, а также благосостояние страны.

Студентов нужно учить находить нужные научные знания и разработки, а также решать с их помощью различные задачи. Магистранты должны уметь сами организовывать несложные исследования, которые могут понадобиться в случае отсутствия ответов на нужные вопросы.

Для формирования исследовательской системы и развития прорывных технологий запланирована трансформация вузов в исследовательские. Например, КазНУ им. аль-Фараби присвоен статус исследовательского университета. В очереди – ЕНУ им. Л. Гумилева, ЮКУ им. М.Ауезова по трансформации в исследовательские университеты.

 «В западных странах при университетах функционируют технопарки, в рамках которых работают различные инновационные стартапы и технологические компании. Консолидация системы образования с отдельными научными центрами и технопарками в зависимости от их потенциала позволит сформировать сильные исследовательские университеты», – сказал президент Касым-Жомарт Токаев.

В этой связи глава государства поручил правительству и профильным министерствам запустить программу поддержки научно-технологических парков при вузах с выделением целевых грантов на развитие научных лабораторий и опытно-испытательной инфраструктуры.

Эти и другие предложения главы государства вселяют надежду и уверенность в возрождении Национальной академии наук, преодолении кризиса в системе среднего и высшего образования, в подъеме экономики и благосостояния наших граждан.

                                             Дастан ЕЛЬДЕСОВ

Пікірлер