РК: Конфликт «чистого» ислама с традиционной культурой

1672

В условиях небывалых потрясений, всеобщей гибридной войны, включая информационной, идеологической, религиозной, к которой добавился еще «афганский синдром», в условиях всевозможных кризисных явлений мы должны придерживаться светского и научного подхода к религии, всемерно поддерживая свою традиционную религию и культуру.

Конфликт «чистого» ислама с традиционной культурой     

С тех пор, как появились религии, их сопровождают религиозные конфликты и даже войны. В истории немало войн, терактов, столкновений под религиозным флагом, «во имя бога», «за истинную веру».

И в новейшей истории мировые игроки нередко используют для своих целей религиозный антагонизм в других странах, деструктивные религиозные организации. Религиозные организации использовались в войне в Афганистане, Ливии, Сирии и в других странах. Та же «арабская весна» в арабских странах, вызванная недовольством, прежде всего социального плана, опиралась на религиозные лозунги. Не говоря о том, что религиозный радикализм вызывает снижение уровня экономики, культуры, образования и науки.

Если в Сирии «исламский халифат» потерпел поражение, то в Афганистане созданное спецслужбами нескольких стран движение «Талибан» объявило о победе Исламского Эмирата. США, которые воевали с талибами, оставили им вооружение на 85 млрд долларов.

Наплыв религиозных сект приносит не только религиозный «винегрет» в умы верующих. Через них появилась возможность влиять из-за рубежа на религиозную, общественную жизнь страны. К тому же это один из каналов проникновения агентов зарубежных спецслужб или получения через своих миссионеров необходимой информации о стране.

 Астана неоднократно заявляла о том, что международные террористические организации пытались создать на территории РК базы по подготовке боевиков для проведения подрывной работы не только у нас, но и в соседних странах. Некоторые из таких баз были ликвидированы местными спецслужбами в Южно-Казахстанской области. Идеологической базой являются религиозные воззрения.

Наши соседи в Узбекистане, Таджикистане, Татарстане и др. после многих лет идеологических дискуссий и борьбы в итоге пришли к идее защиты своего традиционного понимания ислама. Ведь религия тесно связана не только с традиционной культурой, образом жизни, менталитетом, но и идеологией государства, которая в свою очередь связана с безопасностью страны.

Или мы сохраним свой традиционный ислам с элементами доисламской культуры, отсутствием фанатизма, или же страна окажется разделенной на «островки» сторонников различных исламских течений, а также сект различного происхождения, которые могут быть использованы в своих целях мировыми державами, спецслужбами, террористами.

Конечно, дело не в хиджабах, бородах, коротких штанах, а в том, что за ними. В последнее время в стране идет цивилизационный разлом, предпринимаются попытки продвижения «чистого» ислама. Его сторонники говорят: «ислам есть ислам, нет его разделения». Но, как известно, у каждой страны свои особенности. Например, у казахов «степной» ислам органически сосуществовал с тенгрианством, с традиционной культурой и образом жизни; в условиях кочевого уклада было мало мечетей – они были в городах.

 Корни национальной музыки, эпоса, устного народного творчества, изобразительного искусства, архитектуры, одежды и т.д. имеют доисламское происхождение. И они не только дошли до наших дней, но получили развитие и распространение и составили основу традиционной культуры.

А что мы сегодня имеем? Регистрацию браков в мечетях, вмешательство верующих в деятельность учреждений образования (по вопросу хиджаба), появление специализированного «исламского» телеканала, продажу или раздачу религиозной литературы сомнительного содержания, лекции столь же сомнительных «проповедников» и т.д.

Те же мазары, против которых ополчились исламисты, имеют корни в древних курганах.

Сегодня участились случаи похорон в день смерти (как принято в арабских странах из-за жары), проведения торжеств без музыки и танцев. Почему под категорию «харам» стали подпадать многие виды искусства, традиции, обычаи? К примеру, те же қонақасы, ас, беташар, жеті нан, казахская музыка, национальные игры и т.д.

Исторически казахи не отличались религиозным фанатизмом; этому отчасти препятствовал и кочевой образ жизни, который предполагал свободу от каких-либо догм, «слитность» с природой, а не с книжной религиозной культурой. Даже был свой природный календарь.

 И ныне появились «религиозные деятели», желающие пересмотреть вековые традиции и обычаи казахов. Неудивительно, что разлом идет не только в религиозной сфере, но и в традиционной культуре, обычаях, образовании и т.д. Идет конфликт «чистого» ислама с традиционной культурой.     

И в итоге человек ищет истину не в знаниях, культуре, науке, а в сектах и нетрадиционной религии, не получает высшее образование и хорошую работу, а ищет причины несправедливости в светской политике.

После распада Союза наши идеологи начисто позабыли риски такой экспансии, приняли «самый демократичный» закон о религии от 1992 г. и бесконтрольно запустили в РК религиозные организации всевозможных мастей, а вместе с ними и «идеологических диверсантов». И этот закон противоречил Конституции РК, по которой Казахстан является светским государством; противоречил и традициям, культуре казахского народа.

Многие религиозные культы, пришедшие к нам извне, имеют мало общего с нашей духовной культурой и историей. Некоторые из них несут учения, нарушающие законы нашего государства. В частности, призывы не служить в армии, не защищать страну в случае военных конфликтов. Есть призывы явно экстремистского толка, представляющие угрозу национальной безопасности.

И началась война за умы наших граждан: в школах, кинотеатрах шли собрания Свидетелей Иеговы и др., миссионеры открывали свои представительства, молодежь отправлялась на учебу в зарубежные религиозные заведения, многие из которых впоследствии проводили свою «политику», и т.д. И зародилась мировоззренческая «каша» – необходимое условие для цивилизационного разлома

«Степному» исламу не присущ «джихад»

В религиозной области накоплен значительный опыт человечества, да и немалый в самой Степи. Общеизвестна и основа нынешней государственной политики в этой сфере: развитие традиционной духовной культуры, а не «импорт» зарубежных верований и миссионеров. А в светском государстве должно еще развитие науки, идеологии и культуры, отделенной от религии, а также – поддержка гибкого «степного» ислама.

Такое понимание у нас пришло запоздало, когда к нам бесконтрольно зашло много религиозных организаций и сект, часть из которых финансировалась и поддерживалась извне, часть была вытеснена из соседних стран, в том числе и радикального направления.

В Степи за многие века был достигнут удачный симбиоз: без войн и потрясений доисламские обычаи, элементы тенгрианства, особенности образа жизни вошли в «степной» ислам, в том числе вера в аруахов, почитание предков, природы, свадебные, погребальные обряды, открытое лицо женщин и т.д.

 «Степному» исламу не присуще понятие «джихад» в том значении, в котором используют джихадисты. В Степи не было войн, столкновений под лозунгами джихада: еще в начале ХХ в. казахи шли в бой с именами своих предков, Аруахов; в уранах (боевых кличах) не звучали суры из Корана. Поэтому, чтобы быть салафитом, по крайней мере, надо отойти от традиций и веры предков.

И этот «чистый» ислам, в отличие от «степного» ислама, развивается вне национальных культур, ставит во главу угла законы шариата и халифата. В такой ситуации трудно говорить о том, что религиозность способствует восстановлению национальных ценностей.

Истиной является культурное наследие наших предков

Особенности «степного» ислама принимались и учитывались во всем мусульманском мире. Это выразилось, в частности, в признании учения наиболее известного из суфиев Ходжа Ахмета Яссауи, который способствовал «примирению» ислама с тенгрианством.

Ходжа Ахмед Яссауи считается одним из тех, кто разработал концепцию аулие (святых), уважение и поклонение которым стало важной частью исламской традиции в Средней Азии. Культ поклонения святым, который тесно связан с традицией уважения к предкам, был очень важен для тюркских народов.

В «степном» исламе проявился религиозный синкретизм («соединение, объединение») – соединение разнородных вероучительных и культовых положений в процессе взаимовлияния религий в их историческом развитии. Ханафитский мазхаб был очень гибким и либерально относился к местным традициям, перенимал доисламские особенности, т.е. не был ортодоксальным. В этом отношении «степной» ислам уникален.

Поэтому необходимо принятие новых программ, предусматривающих усиления светской государственной идеологии, знания государственного языка, истории, культуры казахского народа.

Теизм, атеизм, агностицизм и т.д. должны быть личным делом каждого, но это не должно проявляться публично, если, конечно, не связано напрямую со служебной необходимостью.

В светской стране религиозное просвещение должно присутствовать для борьбы с радикализмом, экстремизмом, но религиозная пропаганда недопустима.

В соответствии с Конституцией Казахстан является светским государством, в котором религия отделена от государства. Это положение должно определять государственную политику в области религиозных отношений, в области среднего и высшего образования, развития науки, государственной идеологии и т.д.

Светское государство – государство с устройством, где религия отделена от власти, и которое регулируется на основе гражданских, а не религиозных норм; решения госорганов не могут иметь религиозного обоснования. В то же время светскость не есть атеизм.

Однако этого мало – необходимо развивать государственную идеологию на основе Конституции светского государства, традиционную культуру и духовность, поднимать уровень образования и науки.

Пройдет немало времени, прежде чем придет осознание, что истину невозможно перенять от кого-то, если она отсутствует в тебе. Лишь та истина является истиной, которая выстрадана и порождена тобой. Независимо от нашего отношения, такой истиной является культурное наследие наших предков, которое мы и должны беречь и преумножать.

В век конфронтации разных цивилизаций стоит проблема выживаемости, в которой существенную роль сыграет сохранение нравственности, традиционной культуры, стремление к современным знаниям и формирование нового мировоззрения в соответствии с глобальными изменениями. Та же новая Япония появилась на принципах «традиции плюс инновации», «японский дух плюс западная технология».

                                                                                     Дастан ЕЛЬДЕСОВ

 

Комментарии
Выбор редакции