Будущее Казахстана: ужасно или прекрасно? Новые Кочевники-4

874

В предыдущих трех частях я коротко описал почему я считаю что ни одна из существующих в мире экономических систем не подходит для Казахстана, каковые обьективные вызовы перед страной, дал два варианта развития событий (пессимистический и умеренно-оптимистический), и попытался обосновать свою мысль о том, что только возврат к кочевому скотоводству как основе экономики Казахстана имеет шансы на будущее.

В четвертой и заключительной части я расскажу свое видение практического осуществления «умеренно-оптимистического» варианта развития Казахстана на основе нео-кочевой экономики.

 

Казахстанская кочевая «практопия»

Как я писал в предыдущей части, возврат-переход Казахстана к кочевой экономике – это не «утопия», а «практопия». «Практопия» отличается от «утопии» тем, что она не предлагает «идеальный вариант» - а лишь «практический» вариант, который «лучше» текущего.

Также хочу отметить, что высказываемые мною мысли не являются лишь рассуждениями помешанного на кочевом прошлом «психа-одиночки». О возврате к кочевой экономике в Казахстане писали еще серьезные советские ученые, но их тогда проигнорировали и пошли по пути «поднятия целины» и «и изменения природы по Сталинскому плану», что больше соответствовало тогдашней «гигантомании» и «индустриальному типу мышления» 20 века (сейчас этот подход является уже архаичным).

Подробно о хозяйственном, технологическом, и хозяйственном укладе кочевых животноводов писал крупный казахстанский специалист Нурболат Масанов, который написал одну из самых известных в стране книг на эту тему под названием «Кочевая цивидизация казахов», где он подробно исследовал способы кочевания в Казахстане (меридиональное и вертикальное), маршруты кочевок, логистику и технологии связанные с сезонными кочевками и постоянными поселениями кочевников.

Уже в наше время о целесообразности кочевой экономики в Казахстане говорил наш экономист Аскар Елемесов, назвав это явление «Номадизм 2.0». А два казахстанских автора, Марат Акыш и Мухтар Туякбаев написали целую книгу на эту тему «Новые кочевники Великой степи: как восстановить мобильное пастбищное скотоводство Казахстана и сделать его эффективным и прибыльным». Они по сути создали «дорожную карту» возрождения и развития кочевого скотоводства в Казахстане, причем разработали даже «пилотный проект» со всеми необходимыми предварительными экономическими изысканиями.

Помимо советских и отечественных ученых, этим вопросом уже десятки лет занимаются иностранные специалисты и организации, среди которых можно отметить в первую очередь Алана Сэйвори (Alan Savory) с его презентацией на TED в 2013году, и созданная им международная неправительственная организация «Savory Institute», которая разработала систему «целостного управления» (holistic management) специально для скотоводов в засушливых районах.

Алан Сэйвори сам родом из африканской саванны, поэтому он прекрасно понимает все трудности и вызовы скотоводства в пустынях и полупустынях, и его практические наработки и «ноу-хау» заслуживают самого пристального внимания применительно к Казахстану. При этом, как выразился наш Марат Акыш, «Алан Сэйвори изобрел колесо, на котором предки казахов ездили уже тысячи лет», поскольку в основе его «целостного управления» лежат очень знакомые нам принципы сезонных кочевок с места на место.

Наконец, в 2020 году, под воздействием пандемии
Ковида, карантина, локдауна, автор данной статьи написал книгу на английском языке книгу «Как НеоНомады спасут мир» (How the NeoNomads Will Save the World). В ней я подробно описал основные принципы функционирования Евразийской Кочевой цивилизации в прошлом, и как кочевое «ноу-хау» может быть применено в будущем - не только в Казахстане, но и в масштабах всей нашей планеты.

Таким образом, у нас уже есть некоторые заделы, и работа не будет вестись на пустом месте. Для этого нужно собрать вместе все материалы: исследования по прошлому кочевников, советские, казахстанские и зарубежные исследования, и обьединить их в единую концепцию развития. Я же пока что, как архитектор и исторический реконструктор, могу внести свои идеи по реализации кочевого будущего Казахстана. Итак:

  1. В Казахстане в прошлом существовало два вида кочевания: меридиональное (с юга на север и обратно), и горизонтальное (с низин на летние высокогорные пастбища и обратно). Меридиональное кочевание применялось в основном в пустынных, полупустынных, степных и лесостепных районах Казахстана (Западный, Центральный Казахстан). Вертикальное применялось в пригорных районах, где присутствовали высокогорные плато (Жетысу, Восточный Казахстан, часть Южного Казахстана). Целесообразно в первую очередь начать с изучения и практических опытов в этих двух направлениях.
  2. Согласно расчетам Марата Акыша и Мухтаря Туякбаева, для меридионального кочевания в степных районах страны, можно разделить всю территорию Казахстана на 220 корридоров «юг-север». По этим корридорам будут двигаться огромные многомиллионные стада, которые будут удобрять землю, не истощая ее. Таким образом в обращение вернутся гигантские, ныне совершенно неиспользуемые пространства нашей страны, и безжизненные пустыни превратятся в цветущие степи.
  3. В горных и пригорных же районах Казахстана можно будет возрождать сходное с традиционным вертикальное кочевание.
  4. Одной из самых главных проблем будет оснащение водой движущихся стад и сопровождающих их кочевников. Для этой цели на расстоянии дневного перехода малого рогатого скота (МРС) должны быть установлены автоматизированные автономные водопойные станции, работающие на «зеленых технологиях» - от солнечных батарей или ветряных мельниц.
  5. Сами «новые кочевники» в кочевое время года будут жить и передвигаться в специальных «жилых транспортах» (Residential vehicles - RV), которые будут оснащены душем, туалетом, кухней с холодильником, и питаться от солнечных батарей и портативных ветряных электростанций.
  6. Транспорт кочевников будет состоять из традиционных ездовых коней и верблюдов, а так же «железных коней» – квадроциклов, электромобилей, тракторов, тягачей и пр. При этом, в связи с небольшими потребностями в обычном дневном передвижении, при среднем дневном передвижении в 7-10км, транспорт может быть маломощным, и тогда наконец-то станет возможным и рентабельным употребление «зеленых» источников энергии для транспорта – солнечных панелей, электроветряков, и пр. альтернативных источников питания.
  7. Зимой кочевники будут возвращаться на зимние стоянки «қыстау» или «қыстақ» и пересиживать холода в более капитальных и теплых зданиях. При этом сами эти зимние здания будут разработанны имено под нужды кочевников. Они не будут вредить природе, становиться преградой для движения ветра и воды, препятствовать миграций диких животных. К тому же, сами қыстау и қыстақи будут сборными и при необходимости легко перемещаться на новое место.
  8. Произодство будет максимально мобильным. Оснащенные мобильные мастерские и цеха будут следовать вместе кочевками удовлетворяя нужды кочевников прямо «на ходу», а более постоянные и крупные (но тоже сборные и передвижные) цеха и мини-заводы будут устанавливаться на зимних кочевках. При этому нужно учесть, что в связи с «простым» образом жизни, потребности неокочевого общества будут в десятки, если не в сотни раз ниже, чем у современного индустриального урбанизированного общества, и поэтому «простые» же средства производства будут полностью удовлетворять потребности населения и страны.
  9. Интернет будет играть важнейшую роль в жизни неокочевников. Его отсутствие в прошлом было одной из главных проблем для древних кочевников. В наше же время возможности мгновенной связи, GPS, передача данных, сбор и анализ Big Data, прогнозы погоды, данные о состояниях пастбищ и источников воды станут огромной помощью будущим кочевникам.
  10. Проблемы энергетики будут решаться в целом за счет применения «зеленых» технологий и альтернативных источников энергии. В связи с малыми потребностями кочевого общества в энергии относительно оседло-индустриального общества, «зеленые» и прочие современные и будущие технологии будут успешно работать в кочевом Казахстане.
  11. В отличие от кочевников прошлого, которые вынуждены были зачастую решать свои проблемы тяжелым ручных трудом, у кочевников будущего будет гораздо больше свободного времени на досуг и отдых. При правильном подходе и с применением современных высоких технологий (hi-tech) можно будет максимально разгрузить кочевника за счет автоматизации и автономизации всех процессов.
  12. Например, поголовная дешевая GPS-чипизация скота решит проблемы с его учетом и контролем его передвижения. Дроны и квадрокоптеры могут участвовать в выпасе и охране скота наряду с пастухами и собаками. Автономные роботы с искусственным интеллектом могут также принять на себя часть функций (например, робо-собаки – RoboDogs, робо-лошади и пр.). Водопои могут оснащаться автоматизированными системами раздачи воды скоту. Автоматизированные средства помогут при дойке и стрижке скота. Самое главное, что все это существующие уже сегодня, серийно производимые технологии, которые просто нужно научиться применять в кочевом варианте экономики.
  13. Роль государства при этом в будушем будет сводиться к нескольким основным функциям: охрана внешних границ (армия), внутренняя безопасность и порядок (полиция, миллиция, шерифы), регулировка цен на рынке, борьба с барымтой, заготовка сена на қыстау, установка и обслуживание водопоев, помощь в содержании зимних жилищ, инфраструктура, и пр.
  14. При этом государство создает национальную компанию по закупке скота и молочной продукции и у кочевников, стрижке скота на шерсть, его забое, фасовке мяса, производстве шерсти и шерстяных изделий, переработке костей, рогов и сухожилий, и и экспорте всей полученной продукции зарубеж. Экспорт мясо-молочной и шерстяной продукции становится одной из основных статей дохода страны, наряду с добычей и экспортом полезных ископаемых. Сами же скотоводы полностью отвечают за свои стада и их процветание.
  15. При этом в кочевом скотоводстве задействуется значительная часть населения страны, которая при текущем развитии событий уже в ближайшем будущем обречена на «хроническую безработицу», подсаживание на «безусловный базовый доход», и вырождение в «бесполезнй класс». Т.е. переход-возврат к кочевой экономике может существенно решить проблему будущей тотальной безработицы.

В целом будущее нашей страны в моем понимании может выглядеть примерно так. Практика и реальность внесут необходимые корректировки в эти умозрительные планы. Главное начать действовать, а дальше жизнь покажет правильные решения.

Тем более, что у нас есть уже пример существования в 20-21 веке аналогичной системы. Это наша братская страна – Монголия. Конечно, многие презрительно фыркнут при этом упоминании: «Монголия!?». В голове советского поколения может быть еще жива даже высокомерная поговорка «курица – не птица, Монголия – на заграница».

Но на самом деле уникальный опыт Монголии совершенно недооценен сегодня, и в будущем обязательно станет предметом тщательного изучения и обмена знаниями в Казахстане и во всем мире. Эта страна в течение почти всего 20 века балансировала на грани между СССР и Китаем, но так и не стала ни «16-ой советской республикой», ни придатком к китайской Внутренней Монголии. Это и спасло ее от разрушения ее древней кочевой экономики, которая сохранилась почти в неизменном виде, как заповедник альтернативной экономики. Монгольская шерсть, монгольские полушубки, валенки и пр. продукция являлись стратегическими в СССР и Китае.

После развала СССР Монголия не стала все бездумно бросать, а продолжила прежний курс, лишь с незначительными поправками на «демократию» и «капитализм». Тем не менее, на сегодняшний день Монголия, не обладая и долей богатств Казахстана, сумела перегнать нашу страну и в поголовии скота, и в экспорте мясо-молочной и шерстяной продукции. И при этом еще и создать условия для нормальной жизни своего населения - засчет очень простой, но очень грамотной политике, которую я частично инкорпорировал в свое вышеизложенное описание.

Разница между Казахстаном и Монголией в том, что на сегодняшний день наша страна обладает гораздо большим научным, кадровым, технологическим и финансовым потенциалом, чем наш сосед. Там где Монголия шла путем всего-навсего выживания и от отсутствия альтернативы, Казахстан может применить весь свой потенциал и развернуться на широкую ногу, создав модель «кочевой экономики 21 века» с учетом опыта Монголии, но с массовым применением новейших технологий и достижений человечества.

Я лично до сих пор верю в светлое будущее Казахстана. Но для этого нам нужно отойти от текущей бесперспективной траектории, в которую нас затягивает оседло-индустриальный мир, и начать ковать свое собственное будущее вопреки всем вызовам, как это уже однажды сделали наши предки – первые кочевники позднего Бронзового века, которые помогли миру войти в следущий - Железный век.

Данияр БАЙДАРАЛИН

Esik 2021

Пікірлер
Редакция таңдауы
Серіктестер/Партнеры
Студия IMA - создание сайтов Доставка цветов Астана - Lova Buket