В РК повторяется прошлогодний коллапс с COVID-19?!

2798

Согласно пункту 18 статьи 77 Кодекса РК «О здоровье народа и системе здравоохранения», любая медицинская процедура, в том числе и вакцинация, в нашей стране проводится только с информированного согласия прививаемого. Административной или уголовной ответственности за отказ от вакцинации в Казахстане не предусмотрено, любые притеснения будут являться незаконными.

Как выйти из «вирусной» ловушки?

Тем не менее, в Казахстане официально объявили о массовой вакцинации от коронавируса с 1 февраля, при этом нет точной информации о самой вакцине, прошла ли данная вакцина все испытания, есть ли гарантии ее безопасности и т.д. Достаточно сказать, что российская вакцина «Спутник V» до сих пор не одобрена Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ).

Ведь вакцину обычно испытывают в течение нескольких лет. Вакцина «Спутник V», как и другие вакцины против COVID-19, еще не прошла всех стадий клинических испытаний. В самом деле, кто может с уверенностью ответить на такие вопросы: какая картина будет после вакцинации через полгода, год, два – не будет ли заражения вирусом, какие будут последствия для здоровья, как ее перенесут пожилые пациенты, люди с хроническими заболеваниями и т.д.

Какие последствия на генном уровне? А сколько смертей от тромбоза? Как быть с больными с онкологией, с сахарным диабетом и др.? Насколько необходима вакцинация пожилых и тяжелобольных?

К тому же фармацевтические компании-производители вакцин от COVID-19, например Pfizer и Moderna, не будут нести ответственность в случае появления серьезных побочных эффектов у добровольцев, испытавших разработанные препараты.

С другой стороны, информацию о «страшных» побочных эффектах Pfizer казахстанцы получают в первую очередь от российских СМИ, которые трубят об этом чуть ли не ежедневно. Налицо фармацевтическая война, противостояние пропаганды. 

Например, протокол исследования вакцины Pfizer полностью опубликован со всеми результатами, побочными эффектами и так далее. Все побочные эффекты обсуждаются открыто. А протокол вакцины «Спутник V» опубликован на официальном сайте, но нет результатов. Иными словами, сведения о смертности, серьезных последствиях от вакцины – это закрытая информация.

Нередко появляются новости об умирающих людях после вакцинации на Западе, особенно пожилых. А то, что таких новостей нет с России, объясняется, скорей всего, тотальным контролем СМИ.  

То есть никаких гарантий производители вакцины и наши медики не дают, ответственность Министерство здравоохранения и врачи за побочные эффекты от введения вакцины не несут.

По этой причине необходимо требовать у зарубежных поставщиков вакцины при заключении соглашений на поставку вакцины взять на себя ответственность за возможные последствия для пациентов, раскрыть механизм возмещения ущерба пострадавшим. Однако таких гарантий вряд ли какой-либо производитель даст из-за незавершенности всех стадий клинических испытаний.

Если не будет такой ответственности, надо подождать производство отечественной вакцины, за которое должно нести ответственность наше Министерство здравоохранения и разработчики вакцины.

Возможно, вакцинация против COVID-19 – единственно правильный выход из ловушки, но тогда надо раскрыть реальную картину с ковидом у нас, огромной прошлогодней смертности, ее причины, насколько и как повлияло распространение коронавирусной инфекции на нее, нынешнего всплеска заболеваемости и смертности.

Казахстан – заложник противоречивой информации

Наши власти официально объявили, что есть два выхода из «вирусного» кризиса. Это тотальный локдаун, как в Ухане, или вакцинация. В итоге решили, что окончательно победить коронавирус можно только через вакцинацию.

И вместо того чтобы разъяснять, доказывать необходимость вакцинации, как это делают во всем цивилизованном мире, наша страна выбрала путь принуждения и ограничения прав невакцинированных.

Однако и вакцинацию надо проводить грамотно, изучая международный опыт. Например, в Японии не торопятся с вакцинацией, и там относительно благополучная ситуация.

С другой стороны, в Израиле вакцинацию прошли около 80% населения, и смертность выросла среди вакцинированных, особенно среди пожилых пациентов. За всю пандемию в прошлом году в стране умерло от коронавируса 3050 человек, зато всего за полтора месяца этого года – 1900 человек, а на данное время всего умерло от КВИ более 6000. С начала вакцинации людей старше 85 лет умерших больше, чем за весь прошлый год.

Вывод: в РК людей старше 75 желательно не вакцинировать – в Израиле много смертей после вакцины среди людей старше 85 лет (там долгожителей больше, чем у нас). Ведь клинические испытания вакцин не проводили среди пожилых людей. Хотя в России призвали вакцинировать людей старше 65 лет. Такую противоречивую информацию необходимо внимательно изучить перед массовой вакцинацией.

В итоге в Казахстане отсутствие доверия общественности к властям и кампании вакцинации может стать серьезным препятствием для реализации планов властей страны по борьбе с коронавирусом.

Нехватка лекарств в прошлом году, фальсификация статистических данных о числе инфицированных и умерших, а также неумелое использование правительством средств, выделенных на борьбу с пандемией, вызвали скептицизм в отношении кампании вакцинации.

Казахстан оказался заложником противоречивой информации. Недавно Бюро нацстатистики опубликовало статистику по смертям за 2020 год. За прошлый год в стране умерло на 29 тысяч человек больше, чем в 2017-2019 гг. При этом от коронавируса официально скончалось 2 865 человек.

Согласно статистике, в прошлом году умерло 162 613 казахстанцев. Это самый высокий показатель за прошедшее десятилетие: умерло примерно на 20-30 тысяч больше, чем в предыдущие годы.

Если взять цифру 2865, то у нас в некоторые годы приблизительно такое количество смертей было от гриппа, но никто не вводил массовую вакцинацию от гриппа.

С 2 августа 2020 года Минздрав публикует отдельную статистику заболевших «пневмонией с признаками COVID-19» и умерших от нее. Минздрав сообщил о 49 749 заболевших и 653 летальных исходах. Заболевшие такой пневмонией и скончавшиеся от нее до 1 августа в базе не отражены; Министерство ссылается на то, что включить их невозможно по техническим причинам.

Несмотря на то, что статистика COVID-19 и пневмонии называется объединенной, данные по заболеваемости пневмонией и смертности от нее приводятся отдельно от данных по коронавирусной инфекции.

Плоды «оптимизации» системы здравоохранения

На днях президент Кыргызстана Садыр Жапаров заявил, что врачи этой республики нашли метод, который позволяет вылечить больного коронавирусом за 2-3 дня. Наши врачи не могут порадовать такими успехами, и в последнее время смертность от коронавируса и пневмонии растет в Казахстане.

Мы пожинаем плоды небывалой экономии на социальной сфере: здравоохранении и образовании, низведении Академии наук до уровня общественной организации. Это плоды так называемой «оптимизации», экономии в финансировании здравоохранения, образования, науки. И вот на фоне эпидемии коронавируса в Министерстве здравоохранения признали нехватку 4 тысяч врачей и 800 эпидемиологов в Казахстане.

В итоге – сокращение количества НИИ, больниц, амбулаторий, фельдшерско-акушерских пунктов, расписание норм приема узкими специалистами в поликлиниках такое, что к невропатологу или отоларингологу по предварительной записи можно попасть через 2-4 недели на 10 минут. Не говоря о заметном снижении компетенции врачей, особенно молодых – результат коррумпированного ЕНТ с его известным списыванием.

В советское время в селах были медпункты с врачами, были даже роддома. «Оптимизация» системы здравоохранения привела к уменьшению количества больниц и поликлиник, особенно в сельской местности, и многие села остались без фельдшерского пункта. Районные больницы потеряли свой статус. Если сейчас в столице и в крупных городах не в состоянии обеспечить лечение и госпитализацию больных, что тогда происходит в аулах и районных центрах?!

В советское время существовала санитарно-эпидемиологическая служба, позднее наши руководители посчитали, что эта служба не нужна. И ее закрыли: осталось лишь название, сократили штаты, зарплату, многие специалисты ушли.

Мало того, что ушли квалифицированные эпидемиологи, так вместо них пришли юристы, педагоги (?). Сами врачи говорят, что в санэпидслужбе нет требований о высшем медицинском образовании, маленькая зарплата и коррупция. 

В свое время в Казахстане были медико-профилактические факультеты, на которых готовили специалистов санитарной гигиены, их закрыли, как и факультеты эпидемиологии, оставили лишь специальность «эпидемиология». Закрывали педиатрические факультеты.

Медицинские вузы за годы независимости потеряли былую качественную подготовку врачей.  

В итоге в Казахстане ситуация со здравоохранением критическая. В целом видна неготовность специальных служб к биологической войне.

Провалена обычная профилактическая работа среди населения. Например, в некоторых регионах страны основное национальное блюдо едят руками с общего блюда – эта традиция осталась и в наши «вирусные» дни. Безобидное предложение не есть руками вызывает ответные упреки – как, это же национальная традиция! Не говоря о проведении многочисленных семейных торжеств с «обнимашками» и «целовашками».

Во время вирусной инфекции нельзя есть руками, тем более с общего блюда, у каждого должна быть отдельная посуда.  Гигиена и здоровье находятся в зависимости и от общей культуры – у нас же повсеместно плюются, харкаются. Как отучить казахстанцев плеваться и мусорить на улицах – это тоже большая проблема. Как ни странно, эта привычка казахстанцев осталась неизменной и в наши дни, когда с плевками может идти заражение!

Образовался порочный круг: система здравоохранения РК в прошлом году не справилась с наплывом больных, врачи неправильно лечили от «ковидной» пневмонии, в аптеках не было многих лекарств, заболели сами врачи, значительно выросла смертность населения, нет собственной вакцины, и ныне никто не знает, как выйти из «вирусной» ловушки.

Действия правительства оставляют какое-то двойственное, двусмысленное впечатление. С одной стороны, наши высшие чины вроде искренне переживают, выражают сочувствие людям в их горе, потере близких и родных, пытаются принимать определенные меры и действия, чтобы приостановить распространение вируса, помочь людям, медицине и стране.

Но с другой стороны, ощущается какая-то беспомощность, нерешительность, недосказанность и т.д., как будто что-то выжидают при отсутствии определенной грамотной стратегии, программы действий по выходу из создавшегося масштабного кризиса.

Вообще абсолютная хаотичность принятия решений властями Казахстана наблюдалась с самого начала пандемии. Когда количество заражений исчислялось единицами, в стране объявили чрезвычайное положение. Было время для подготовки к пандемии, но не подготовились. В неизвестность канули миллиарды тенге, выделенные на борьбу с пандемией. Потом так же внезапно режим чрезвычайного положения был снят, люди ринулись работать, отдыхать, общаться …и начался коллапс.

 В силу отсутствия профессиональных и ответственных специалистов, аналитиков в правительстве, в Министерстве здравоохранения, до сих пор не выработана стратегия в вирусное время, и Казахстан терпит поражение на всех направлениях биологической и экономической войны. Как бы не повторился прошлогодний коллапс с COVID-19…

Казалось бы, в такой неординарной ситуации нужно принимать быстрые адекватные, даже кардинальные управленческие, экономические, научные, медицинские и иные решения, вплоть до кадровых ротаций и смены непрофессиональных и коррумпированных чиновников с принятием государственной программы, но этого не происходит.

                                                                               Дастан ЕЛЬДЕСОВ

 

 

 

 

Пікірлер
Редакция таңдауы