COVID-19 и экономика: большие рыбы поедают малых

2521

COVID-19 не только заражает и убивает людей, но и разрушает экономики многих стран, особенно тех, где введены жесткие условия карантина. В такой ситуации через определенное время богатые страны, корпорации, банки, фирмы станут еще богаче, а бедные – еще беднее. Богаче, если быстро сориентируются в «вирусных» условиях и в «мутной воде будут ловить рыбу». «Делатели денег» во все времена всегда были рады любым кризисам, чтобы из них извлечь свою выгоду. Правительства многих стран сейчас тратят баснословные деньги из кубышек, чтобы выжить в карантине. А у кого нет денег – у них подешевеют активы, и их скупят «акулы» бизнеса.

                            COVID-19: большие рыбы поедают малых

Ведь весь мир в панике, биржи реагируют катастрофическими падениями, аэропорты прекратили сообщения с Китаем и с другим миром. «Смертельный» коронавирус, распространение которого наблюдалось по всему земному шару, наносит удар по фондовому рынку, и некоторые американские компании особенно уязвимы для этой болезни, поскольку их рост стимулируется китайскими потребителями. Аналитики выпускают предупреждения о ритейлерах, ресторанах и отелях, которые имеют высокий уровень доходов в Китае, но которые вынуждены закрыться.

Между тем Международный валютный фонд предсказывает, что мировую экономику в этом году ждут времена, сравнимые только с Великой депрессией 1930-х годов.

А в еврозоне отмечено рекордное ухудшение деловых настроений с 1985 года. Оценка экономической ситуации резко ухудшилась как у потребителей, так и во всех отраслях экономики. Наиболее сильно это проявляется в сфере обслуживания и розничной торговле. Многим предприятиям грозит банкротство.

И вот на днях появилась ожидаемая новость: китайские фирмы готовятся к сделкам со скидками в Европе, где пандемия коронавируса заставила компании бороться за наличные деньги, чтобы остаться в бизнесе (China’s Corporates Are Gearing Up in Europe for M&A Bargains. https://www.bloomberg.com/news/articles/2020-04-07/china-s-corporates-are-gearing-up-in-europe-for-m-a-bargains).

Банкиры недавно увидели всплеск запросов со стороны китайских фирм и фондов для предложений по предприятиям в Европе. Люди, которые сообщили об этом, просили не называть их имена, потому что обсуждения являются закрытыми. По их словам, многие из потенциальных покупателей являются китайскими государственными предприятиями. Эти предварительные переговоры начались после того, как оценки котирующихся компаний упали вместе с индексом MSCI Europe, который отслеживает динамику развития континента. Индекс упал на 23% в этом году, и он худший со времени мирового финансового кризиса.

В Европе отрасли от авиакомпаний и отельеров до футбольных лиг ищут финансовую помощь, поскольку остановка бизнеса, вызванная пандемией, приводит к проблемам с денежными потоками. Люди в тревоге ожидают потенциальных покупателей, включая китайские фирмы.

В то же время, по их словам, местных банкиров попросили помочь в защите от потенциальных поглощений. В условиях пандемии и глобальных ограничений на поездки в ближайшее время сделки могут быть не заключены. Китайские заказчики стремятся изучить ситуацию, так как они видят меньше конкуренции со стороны иностранных коллег, которые в данное время заняты борьбой с коронавирусом.

                    Какой должна быть мобилизационная экономика?

19 марта президент Касым-Жомарт Токаев заявил: «Надо быть готовым к любым, причем не самым благоприятным, даже к самым худшим вариантам развития, включая и модель мобилизационной экономики. Надо быть готовыми ко всему».

Мобилизационная экономика – это экономика, ресурсы которой сосредоточены и используются для противодействия угрозам существования страны как целостной системы. Условно говоря, это экономика в экстремальных условиях военного, послевоенного времени, чрезвычайных ситуациях и др., когда возникают «тотальные войны» и государству необходимо задействовать весь имеющийся потенциал. Мобилизационная экономика подразумевает максимальную защиту от внешних факторов.

В самом деле, мы находимся в условиях «биологической войны», притом эта «война» со многими неизвестными, которые и порождают панику среди населения. Ведь закрытие границ диктует новые условия выживания – каждая страна надеется только на себя, производство, на свои ресурсы и кадры. Например, сейчас даже развитые страны ощутили большую зависимость от китайских поставок комплектующих изделий, сырья, готовой продукции, финансов и т.д.

Сейчас у нас «осадное, полувоенное» чрезвычайное положение, которое требует соответствующего отношения к экономике. Например, в самом начале Отечественной войны СССР смог быстро поставить свою экономику на военные рельсы. Или в Китае в наше время быстро перестроили экономику и начали массовое производство средств защиты и оборудования для их производства, поставляя свою продукцию во все страны мира.

И в нашей стране COVID-19 не только высветил парадоксальным образом многие недостатки, но и на деле показал, что у нас экономика без собственного производства. Конечно, многое было известно и без закрытия границ, но коронавирус обнажил это в опасной, экстремальной ситуации. Если такое положение в мирное время, то что будет в военное время?!

Экономика Казахстана не только сырьевая, но всецело зависит от поставок из-за рубежа, нет многих производств, то есть экономика не самодостаточна, не самостоятельна, не может обеспечить страну самым необходимым – товарами первой необходимости, оборудованием и т.д., при этом растут цены на продукты.

И из-за этого надо быстро перестраивать экономику, сельское хозяйство, науку, медицину и т.д.: вместо продажи сырья – открывать повсеместные производства разного направления, в кратчайшие сроки мобилизовать все силы для производства самых востребованных товаров от ниток, тканей до тракторов.

В «вирусное» время необходимо уделять огромное внимание сельскому хозяйству, чтобы обеспечить продовольственную безопасность. В этом плане пригодился бы советский опыт с его колхозами и совхозами. Конечно, это уже история, но важные его механизмы и рычаги можно использовать и ныне, в частности сейчас стали работать по кооперации сельскохозяйственных производителей.

Отгонное животноводство, нагул скота было в советское и досоветское время, и показало свою рентабельность при грамотном осуществлении. Конечно, это не «чистое» отгонное животноводство, а которое использовалось в советское время и в тех регионах, где была нехватка кормов, сочетание отгонного со стойловым содержанием, особенно зимой.

В районах с перспективами развития отгонного животноводства должны внедряться мероприятия по улучшению техники отгона, сокращению нерациональных перегонов, строительству животноводческих отделений на удаленных пастбищах. Естественно, с проведением в этих районах травосеяния, посевов фуражных и продовольственных культур. Недаром наше мясо ценится по вкусу: если в Европе животные питаются тем, что им дают, то в степи животные питаются тем, чем хотят.

С открытием заводов и фабрик для переработки сельхозпродукции (молочные, колбасные цеха, маслозаводы, консервирование овощей и фруктов и т.д.), открытием учебных заведений в райцентрах, развитием бизнеса и различного производства, с введением адекватной системы кредитования крестьян, в том числе товарного кредита в виде скота и т.д.

Надо налаживать появление в селах предприятий по обработке кожи, производстве кожаных изделий с помощью кооперации, маленьких заводов по обработке шерсти и т.д. Это способствовало бы появлению в селе новых объектов малого и среднего бизнеса и прекращению контрабандному вывозу сырья в Китай, Россию. Ежегодно грубой шерсти заготавливается несколько тысяч тонн, но она никому не нужна, лежит и гниет.

Пора приблизить условия сельской жизни к городской с тем, чтобы остановить миграцию сельских жителей в города.

Вместо чиновников, которые развалили сельское хозяйство, производства, фабрики, науку, образование и др., должны прийти компетентные специалисты, ученые, практики. Поэтому необходимо восстановить или создать многие предприятия, институты и службы: Академию наук в прежнем статусе, медицинские НИИ, санитарно-эпидемиологическую службу, ветеринарную службу, опытные сельскохозяйственные станции, СПТУ, отгонное животноводство, пастбища, сельскохозяйственные кооперативы, предприятия типа АХБК, обувной фабрики «Жетысу», павлодарского тракторного завода, Алматинского завода тяжелого машиностроения и др.

30 лет Казахстан строил торгово-развлекательные центры, рестораны, бизнес-центры, банки, мечети и т.д., продавая сырье и не развивая собственное производство, экономику, сельское хозяйство, медицину, науку, образование и т.д. В итоге оказался у разбитого корыта – коронавирус обнулил многие стратегии, программы, проекты, «достижения» экономики, сельского хозяйства, медицины и другие «воздушные замки».

Оказалось, вместо торгово-развлекательных центров, ресторанов, мечетей и церквей надо было строить научные центры, больницы, открывать медицинские учреждения, институты биологической безопасности и т.д.

В таких форс-мажорных обстоятельствах есть один выход: оптимизация финансовых, материальных средств, полная перестройка экономической системы страны. И в то же время необходимо грамотно продумать пути безболезненного выхода из чрезвычайного положения.

                                                                                               Дастан ЕЛЬДЕСОВ,

Национальный портал «Адырна»

 

 

Пікірлер