Развитие отечественного китаеведения – требование времени

3500
Adyrna.kz Telegram
фото из архива «КП»
фото из архива «КП»

Китаеведение – большая отрасль страноведения, значение и задачи которой специалисты разных стран характеризуют по-своему. И это уместно, так как каждое государство рассматривает китаеведение с позиции своего геополитического положения и возможностей, а также исходящих из этого национальных интересов. О том, как развивается китаеведение в Казахстане, мы поговорили с генеральным директором Института востоковедения, профессором, известным ученым-китаеведом, переводчиком Дукеном Масимханулы.

– К Китаю приковано внимание экс­пертов и специалистов всего мира. Это тренд последних десятилетий или так было всегда?
– Мировое китаеведение берет свое начало еще с дневников, написанных первыми путешественниками, купцами и представителями посольств, посещавшими эту страну. В частности, Европа получила возможность впервые ознакомиться с Китаем благодаря путевым заметкам венецианского путешественника Марко Поло. Он более 17 лет прожил в Поднебесной, всесторонне исследовал историю и культуру китайского народа и очень подробно свои впечатления и наблюдения описывал.

После труды известного русского ученого-китаеведа, миссионера-дипломата Федора Байкова преподнесли Европе новые данные по Цинской империи. Приехав в Китай, он открыл русское посольство и жил в Пекине в 1657–1665 годах. В своих работах ученый представил много доселе неизвестных Европе сведений, всесторонне охватывающих нюансы жизни местного населения. Его работы по Китаю уже в то время были переведены на немецкий, английский, голландский и французский языки, десятки раз переиздавались в России.

Следующий этап мирового китаеведения был связан с миссионерской, агитационно-пропагандистской и познавательной работой христианских миссионеров.

С середины ХІХ века заинтересованность в познании Китая обрела широкий размах, прорвав ранее ограниченный круг исключительно академических групп. Массовая заинтересованность к отдельным научным направлениям синологии возросла вместе с геополитическими и торгово-экономическими интересами таких держав, как Голландия, Германия, Франция, Англия, США и Россия. В этот период ученые-китаеведы обращали больше внимания на национальный менталитет, политико-социальную систему, древние философские памятники и поэтическое наследие китайского народа.

Таким образом, уже на пороге ХХ века в мировой науке китаеведение успело войти в русло развития в качестве отдельного направления страноведения.

Если говорить об истории казахской синологии, то имеются полные основания утверждать, что у ее истоков находился Шокан Уалиханов. Его путевой дневник «Западный край и город Кульджа Цинской империи», написанный во время путешествия в Китай в 1856 году, можно уверенно назвать первым научным образцом китаеведения на казахской земле. Причем работа ученого является­ не только путевыми заметками, но и сис­темным этнографическим описанием традиционного образа жизни. К сожалению, успешно начавшееся с Шокана Уалиханова «казахское китаеведение» быстро сошло на нет. Драматические события, которые Казахская степь переживала на пороге ХХ века и в первые десятилетия после его начала, как-то не способствовали развитию наук.

Тем не менее в советский период казахстанское китаеведение развивалось довольно хорошо. По сути, первые сис­темные знания о Китае отечественные ученые получили именно в советский период. Собственно, «китаеведение» как специальность казахская молодежь также начала получать во времена Советского Союза. В частности, Глава государства Касым-Жомарт Токаев, такие видные деятели и ученые, как Мухтар Ауэзов, Клара Хафизова, Александр Кадыр­баев и другие, являются выпускниками школы советского китаеведения, хотя и работали в различных сферах.

Что касается состояния китаеведения в современном Казахстане, то у нас это направление, по большому счету, только начинает развиваться. Ряды ученых-китае­ведов, воспитанных в советское время, пополняются молодыми специалистами-китаеведами, выпускниками истинно независимой казахстанской школы.

– Почему ученым и экспертам важно понимать и изучать современные тенденции, которые происходят в политической, социально-экономичес­кой и общественной жизни Китая?

– Страны всегда наблюдают и изучают друг друга – это абсолютно нормальное явление. Но вот цели и задачи таких страновых исследований могут отличаться: от желания изучить опыт развития другого государства с целью его применения у себя до стремления больше узнать о другой стране, чтобы понять, представляет она угрозу или нет.

Есть еще один важный вопрос. В современном мире между странами-соседями торгово-экономические отношения в большинстве своем сформированы и регламентированы международными правовыми нормами, опираются на определенные правовые основы и схожие практики взаимодействия. А вот политико-стратегические, духовно-культурные отношения между государствами – это история в каждом случае уникальная. Здесь двусторонние отношения стран развиваются по особым траекториям.

Такое «иное свойство» в отношениях с Китаем – это основа, определяющая актуальность и значение китаеведения для нашей страны. Нам необходимо дос­таточно глубоко исследовать китайцев и сам Китай, кардинально изучить их менталитет и психологию. К сожалению, сейчас эта сфера у нас недостаточно развита, наши знания об одном из самых больших наших соседей довольно поверхностные. В научном и экспертном сообществе есть понимание этой проб­лемы, и многие научно-исследовательские, аналитические центры работают над системным развитием китаеведения в Казахстане.

Почему это важно? Китай – один из лидеров в современной мировой экономике и политике. Это наш ближайший сосед, причем, напомню, общая граница у нас более 1 700 километров. История казахско-китайского взаимодействия уходит корнями в глубокую древность, у нас много общих страниц истории, в КНР проживают два миллиона наших соотечественников. В настоящее время наши страны являются стратегическими партнерами и союзниками.

Все это естественным образом обусловливает интерес Казахстана к КНР. Для того чтобы сотрудничество наших стран и дальше развивалось в обоюдовыгодном и взаимоуважительном ключе, чтобы сохранялись и укреплялись дружественные добрососедские отношения, нам важно углублять свое знание и понимание этой страны. На это и нацелено китаеведение – и как наука, и как сфера прикладных исследований.

– Откуда в обществе возникла синофобия? И как преодолеть подобные предубеждения?

– По большому счету причины нынешней синофобии (синдрома «китайской угрозы») стоит искать как раз в том, что мы недостаточно знаем об этой стране, недостаточно понимаем менталитет и культуру китайского народа.

Да, если говорить про наш регион, то тут могут быть еще некоторые историчес­кие предпосылки, когда были и конф­ликты, и борьба. Но с другой стороны, а у каких соседних стран таких эпизодов в истории не было? Это не должно иметь решающего значения. Контрпродуктивно строить современные взаимоотношения на старых обидах.

Сегодня вопрос в том, что после обретения независимости в связи с недостаточным вниманием к синологии, к изу­чению и распространению знаний про нашего восточного соседа в Казахстане произошло замещение фактов мифами про Китай. Единственное «лекарство» здесь – больше узнавать об этой стране, развивать культурно-гуманитарные связи, человеческие контакты. Соседа не нужно бояться. С соседом нужно ближе знакомиться, дружить и взаимодействовать.

– Как в нынешних геополитических условиях развиваются отношения стран Цент­ральной Азии с Китаем?

– Вопрос очень важный, потому что Центрально-Азиатский регион (ЦАР) привлекает все больше внимания со стороны всех ключевых мировых игроков – США, России, Китая, Турции, Индии, стран арабского мира. Растет конкуренция за расширение присутствия и влияния в нашем стратегически важном регионе.

Китай для стран «центральноазиатской пятерки» является одним из ключевых торгово-экономических, инвестиционных партнеров. Особенно ускорились темпы развития сотрудничества после инициативы «Экономического пояса Шелкового пути», озвученной в Казахстане Председателем КНР Си Цзиньпином в сентябре 2013 года.

Проект «Один пояс – один путь» открыл новый этап сотрудничества Китая и стран Центральной Азии. Официальные власти стран ЦАР считают, что реализация совместно с Китаем инициативы «Один пояс – один путь» не только придаст динамику сотрудничеству в формате ЦА + КНР, но и окажет благоприятное воздействие на состояние и тенденции развития всего региона.

При этом мы видим, что геополитическое и геоэкономическое противостоя­ние между ключевыми мировыми игроками не заканчивается, и это требует от стран нашего региона сплоченности и солидарности, четкого понимания общих приоритетов, принятия решений, которые будут на пользу как региону в целом, так и каждой из наших стран в частности. И здесь взвешенная, мудрая и проактивная политика Президента РК Касым-Жомарта Токаева достойна всячес­кого одобрения и поддержки.

– Что необходимо для дальнейшего развития китаеведения в Казахстане?

– Все то же, что и для развития другой научной сферы. Нужны кадры, инфраструктура, грамотное управление и внимание на государственном уровне.

В частности, мне видится необходимым создание отдельного исследовательского, аналитического института, занимающегося исключительно вопросами изучения Китая. Причем наряду с углублением исследований по истории, культуре, традициям, языку, религии Китая очень важно изучать современные процессы, происходящие в КНР, понимать логику вектора развития внутренней и внешней политики этой страны и ее влияния на нашу страну и регион.

Например: каковы отношения официаль­ного Пекина с такими гигантами, как США, Россия, Япония, Индия, и куда они направлены? Как Китай решает проблемы с Тайванем? Какую цель преследует Китай при взаимоотношениях со странами Центральной Азии, исламским миром, тюркскими странами? Какой может быть судьба Компартии КНР? Как развертывается политика официального Пекина в отношении малочисленных наций внутри страны и в каком направлении? Как может политика национальных автономных округов КНР повлиять на политико-социальное, экономическое положение соседних стран ЦАР? Какой позиции придерживается официальный Пекин по проблемам трансграничных рек между Казахстаном и Китаем? И так далее.

Вопросов очень много, и все они должны быть в фокусе внимания исследователей-китаеведов.

Сейчас в Казахстане есть очень грамотные молодые китаеведы со свободным мышлением. Если все их силы будут мобилизованы в одном центре и будет налажено своевременное обеспечение достоверной информацией как властей, так и населения нашей страны, тогда и в отношениях между Казахстаном и КНР не осталось бы места фобиям и недопониманию.

– Считаете ли важным повысить интерес молодежи к изучению китайского языка, так как именно язык является мостом для сближения народов и стран?

– Отвечу с точки зрения развития китаеведения: для развития страновой науки первостепенное и важное условие – это освоить в совершенстве язык исследуемой страны. Это основа. Без знания языка невозможно напрямую общаться и обмениваться мнениями с нашим восточным соседом, получать информацию из источников на китайском. Другой аспект: изучение языка, как правило, сопровождается изучением истории, культуры, менталитета, образа жизни и мышления людей, говорящих на этом языке.

Так что главный ключ к пониманию и знанию нашего соседа – освоить его язык. Только тогда мы не будем идти на поводу сторонних суждений и выгодных кому-то мифов о Китае, а сформируем и разовьем комплексное и чисто казахстанское китаеведение. И главным условием является освоение китайского языка.

Кроме того, специалисты, владеющие китайским языком, востребованы и во многих других сферах, в которых у Казахстана налажено сотрудничество с КНР. А это широчайший спектр направлений – от туризма до «нефтянки».

В последние годы интенсивно развивается партнерство двух стран в области науки и образования, культуры и искусства. В ряде городов Казахстана вот уже почти 20 лет работают институты Конфуция. Они обучают языку и организовывают литературные и культурные мероприятия для граждан Казахстана, желающих освоить китайский язык, узнать китайскую историю и культуру. По имеющимся сведениям, около 15 тысяч человек из числа казахстанской молодежи получают образование по различным специальностям в престижных высших учебных заведениях КНР.

Казахско-китайские отношения развиваются и укрепляются в духе взаимного доверия, уважения и обоюдной выгоды. Сегодня наши страны – стратегические партнеры, надежные союзники, добрые соседи. В прошлом году для наших граждан был введен взаимный безвизовый режим, что открывает широкие возможности для туристических и деловых целей гражданам двух стран. Так что дальнейшее укрепление дружбы в отношениях двух стран логично ставит задачу не только по освоению китайского языка молодежью, но и задачу по развитию отечественного китаеведения перед государством.

Айгуль Турысбекова,

Казахстанская правда

Пікірлер