Исследования памятников раннего железного века  на территории г. Алматы

0
240

В статье производится обзор последних археологических исследований специалистов Музея истории города Алматы на территории древних памятников кочевников, расположенных в черте города. Приведены детальные описания археологических находок и высказаны предположения по их интерпретации. Проведённые исследования убедительно свидетельствуют о том, что уже в V веке до н. э. на территории Алматы был сакрально-политический центр древнего государства саков.

Курганные могильники кочевников – наиболее распространенные памят­ники культурного наследия Евразии. Они известны в широком хронологическом спектре, начиная  с раннего железного века и кончая средними веками. Регион Алматы наиболее богат такими памятниками. На территории города и его окрестностей располагались  ранее и ныне существуют  богатые мемориальные комплексы саков, усуней  и  тюрков.

14567563_1127610280648935_3850590878534804517_oРядом с могильниками располагались сакрально-поминальные комплексы – ритуальные места жертвоприношений и отправлений религиозных культов. Уже почти 150 лет на территории города находят различные предметы ритуальной практики – бронзовые котлы, столы, светильники. [1]

Непосредственно на территории города локализуются и находятся на госу­дарственном учете десятки курганов, в том числе царские могильники Боралдай и ТЭЦ-2. Руководство города проявляет заботу о сохранении и исследовании этих памятников. Постоянно выделяются средства на проведение аварийных ар­хеологических исследований. В 2014 году, согласно договора № 39 от 19.02.2014 г. с Управлением культуры Акимата г.Алматы, специалистами Музея истории города Алматыпроведены археологические исследованиянамогильнике Кок-Кайнар, расположенном в микрорайоне Кок-Кайнар, на левом берегу р. Борал­дай, с западной стороны современного мусульманского кладбища.

 Курган №1

Курган находится на территории современного кладбища. Насыпь в целом со­хранилась удовлетворительно: на ней нет современных захоронений, контур насыпи не разрушен. Диаметр кургана 20,0 м, высота 1,0 м. Сильно уплощён и в высокой траве плохо просматривается. По всей поверхности в верхних слоях насыпи встреча­ется бытовой и строительный мусор, как современный, так и относящийся ко второй половине ХХ века. Насыпь кургана была разрезана бульдозером по центру полосой шириной 4,5 м. Полоса ориентирована С–Ю, с небольшим отклонением (ЮЗ–СВ). В процессе сноса камни не попадались. В разрезе насыпи каменное кольцо не зафиксировано. В верхнем слое до глубины 30–40 см попадается бытовой и строительный мусор.

После углубления была произведена зачистка раскопа. В результате зачистки была выявлена следующая ситуация: северо-западная часть раскопа – твёрдый слоистый суглинок, нетрону­тая поверхность, в центральной, юго-восточной и юго-западной части – поверх­ность из окатышей. Именно на этом участке была предпринята попытка поиска могильной ямы. После прошедшего небольшого дождя выявились боковые кон­туры ямы 1 м шириной  и длиной 2,1 м. Ориентировка ЮЗ–СВ. Дальнейшая расчистка на глубину 5–10 см выявила чёткие, ровные стенки, оштукатуренные серой бентонитовой глиной. Толщина такой штукатурки от 1,5–2,5 см. Расчистка самого объёма могильной ямы на глубину 5–10 см выявила не­сколько фрагментов дерева размером 3х4х4 см и 2х3х5 см. Основной грунт за­полнения ямы – мелкие (2–3 см) окатыши глины, сероватые по цвету. Фрагменты дерева в основном расположены в западной части могильной ямы, но встречаются и у самого края северной стенки.

Западная стена могильной ямы была обнаружена не сразу. С целью её поиска углубились на 10 см и в западном направлении на 109 см. На этой глубине была найдена западная стенка. После углубления в могилу до 25 см у южной стенки были обнаружены мелкие фрагменты костей (возможно, лицевые кости черепа человека) и древес­ные угли. В зоне, определяемой 24 см по северной стенке и 29 см по южной стенке, отмеряя от западной стенки могилы, были обнаружены остатки деревянных столбов диаметром 7–10 см. В этой зоне фиксируются четыре столба.

Для обнаружения восточной стенки могильной ямы была сделана врезка. Саму восточную стенку могилы выявили, врезавшись в восточную стенку раз­реза. Исследовав разрез на этом участке, мы зафиксировали фрагмент такой же штукатурки, которую обнаружили в могильной яме. Он расположен на глубине 50 см от верхнего уровня насыпи и на высоте 28 см от уровня обнаружения кон­тура могилы. Всё это может свидетельствовать о том, что данная могила была подзахоронением в уже существующий курган.

Была осуществлена полная расчистка погребения.В результате зафиксиро­вано захоронение в деревянном ящике из тёсаных плах с перекрытием сверху. Фрагменты ящика хорошо фиксируются, и можно говорить о реальных разме­рах. Ширина ящика составляет 60 см. Западная стенка ящика на нижнем уровне не фиксируется. Но выше, на уровне 60 см, были видны фрагменты дерева на расстоянии 20 см от западной стенки могилы. Поэтому длина ящика около 2 м. Сохранившаяся высота 18–22 см.  Костяк ориентирован головой на юго-запад. Общая длина костяка от осно­вания черепа до пяточной кости правой ноги составляет 150 см. Сохранились лобные и затылочные кости черепа. Лицевые кости и нижняя че­люсть утрачены. Зубов несколько. Положение головы, видимо, не потревожено. Костей правой руки нет полностью. На левой руке сохраниласьплечевая и лучевые кости. Кисть отсутствует. В наличии левая ключица. Рёбра, как и кости позвоночника отсутствуют. Отдельные фрагменты позво­ночных костей найдены справа от черепа. Тазовые кости insitu. Основные кости обеих ног insitu. Отсутствует левый голеностоп. Правая бедренная кость разбита. В северо-восточном углу обнару­жена фаланга пальца ноги. В районе берцовых костей ног сохранились фраг­менты крышки погребального ящика (35х20 см и 17х20 см) и дна ящика (25х15 см). У правого бедра зафиксированы кости кисти и бронзовый перстень. Выше головы, в северо-западном углу могилы, вне ящика кости жертвенной пищи – позвонок барана. Ниже, на уровне плеча костяка, рядом с ящиком – раз­давленный керамический кувшин и целая керамическая чашка. Рядом — большое (диаметр 15 см) бронзовое зеркало с плохо сохранившейся железной ручкой. Ближе к западной стенке находился большой тёрочный камень.

В юго-восточном углу стояла лопнувшая чаша с одной ручкой и рядом не­большой фрагмент дерева – может быть, фрагмент крышки ящика. Рядом обна­ружен обломок шпильки, идентичный найденной ранее. Наличие инвентаря, нахождение его insitu свидетельствует о нетронутости погребения. Отсутствие целого ряда костей скелета связано с деятельностью грызунов.  Во всяком случае, нет пока никаких оснований утверждать, что не­полный скелет был связан с каким-то обрядом. Эту тему мы подробно рассмот­рим ниже.

По набору инвентаря, по ряду остеологических характеристик можно утверждать, что погребение женское. К рассуждениям о погребальном обряде, зафиксированном в кургане №1, мы хотели бы добавить следующие материалы. В последние годы появился рад научных публикаций, в свете которых возможны такие трактовки погребального обряда, которые дают нам возможность иных ин­терпретаций нашего материала.

Так, Ю. М. Васильев вводит понятие погребений «преднамеренно разрытых в древности» в течение ближайших 3 – 10 лет со дня похорон. Специфическая черта таких погребений: кости нижних конечностей обычно сохраняют положе­ние insitu, в то время как все остальные переворочены или отсутствуют.

По прошествии определенного срока, «… все отношения живых с мертвыми за­вершались эксгумацией, обрядом обезвреживания. Основной целью разрушите­лей был череп, поскольку в нем, по поверьям, жила душа чело­века… Требовалось уничтожить лицевую часть, чтобы ликвидировать индиви­дуальные черты… При этом затылочную часть оставляли на месте. Большой процент разрушений приходился и на левую часть груди. Видимо, это было не­случайно, поскольку именно здесь билось сердце. Могли разрушать не только верхнюю часть туловища, но и весь костяк. В ряде погребений кости отсут­ствуют совсем. Свидетельством этого являются «пустые» могилы, которые при­нимают за кенотафы.

Вскрыв погребение, уничтожив череп и нарушив целостность скелета, нередко закрывали получившийся шурф в раскопанной могиле днищем сосуда, древеси­ной или камнями и засыпали землей. Такой погребальный обряд называется двухактным. Первый акт – ингумация, проведение похорон. Второй акт – эксгумация – раз­брасывание костей. Сюда входило и уничтожение черепа или его лицевой части, выбрасывание либо всего скелета, либо только костей верхних конечностей».[2]

Курган №2

Находится в 30 м на запад от кургана №1. Курган находится на краю надпой­менной террасы р. Боралдай. Сильно расплылся в высокой траве, сливается с естественными поднятиями террасы. Диаметр 22,3 м, высота 0,94 м. На поверх­ности насыпи фиксируются камни, образующие каменное кольцо диаметром 20 м верхней части насыпи. Размеры камней 10x15x8 см;  15x15x10 см. Насыпь не имеет воронки. После снятия насыпи в центральной части стаи фиксироваться провалы грунта. При расчистке каменной рубашки были найдены многочисленные фрагменты керамики.

Первоначальные поиски могильной ямы были безрезультатны. Далее была найдена стенка у южного края раскопа. Она была оштукатурена и хорошо чита­лась. Потом была обнаружена западная стенка. Она была невысокая и сливалась с верхним пахсовым слоем, образуя сводчатое перекрытие.

Под этим сводом фиксируется слой 10 – 15 см органического тлена и многочис­ленных мелких 1×1,5×1см остатков дерева. Свод в юго-западном углу имеет следы прокала красно-коричневого цвета. Рядом был найден большой фраг­мент (39x27x29 см) пахсы с прокалом и фрагментом торчащего куска дерева размером 3×4 см. Через день, после прошедшего дождя, земля в центре могиль­ной ямы просела и проступил контур ямы меньшего размера по контуру того пространства, пол оказался контуром реальной могилы шириной 50 см. Стены этой более глубокой могильной ямы были также отделаны гладкойпахсой. Юж­ная и западная стенки не тронуты и в хорошем состоянии. Северная стенка мо­гилы разрушена, контур плохо читается. Возможно, она разрушена при ограбле­нии. Размер верхней части могильной ямы 385 – 270 см, длиной стороной В – З. Внутренняя яма 290 – 145 см, длинной стороной В – З. Верхняя часть могильной ямы, по всей вероятности, имела сводчатые перекрытия из пахсы и дерева, фраг­мент которого нам удалось зафиксировать у западной стены. Послойно, по 10 см, нами была исследована могильная яма. Основные находки относятся к слою, близкому к полу. Пол на глубине 150 см от уровня верхнего пола и 190 см от древнего горизонта.

Находки немногочисленны, что говорит о том, что могила была неоднократно опустошена. Размер могильной ямы, обустройство могилы свидетельствует о высоком ранге умершего. Находки сосредоточены по периметру стен, у восточной стены полосой в 60 см вдоль всей стены. Это отдельные фрагменты костей человека, фрагменты кера­мики, дерева. У северной стены донце крупного керамического сосудаи ребра человека. У западной стенки – позвонки человека, фрагменты керамики и небольшие фрагменты дерева полосой 30 см вдоль всей стены. Самые яркие находки были сделаны у южной стены. В точке 22 см – Ю; 1 м – З, найдена золотая пластинка с изображением птицы. В точке 12 см – Ю; 1 м – З найдена золотая скульптурная фигурка кошачьего хищника.

Находки: Золотая фигурка кошачьего хищника

Фигурка имеет следующие размеры: длина по краям нижних пластин – 3,3 см; длина от морды до хвоста – 2,4см; высота по хвосту – 2,0 см; высота по голове – 1,7 см; ширина анфас – 0,4 см. Фигурка изготовлена из двух штампованных рельефных пластин, впоследствии соединенных в единую скульптурную фигурку техникой пайки. Фигурка сильно деформирована.  Она была согнута по линии живота. К фигурке в двух местах – к передним и задним лапам – припаяны две золотые пластины с отверстиями для крепления нитками к горизонтальной поверхности. Позу фигурки можно опре­делить условно как «играющий котенок». Передние лапы вытянуты вперед. Круп приподнят, задние лапы тесно сдвинуты. Хвост закручен в кольцо, что ха­рактерно для молодых кошачьих. На кончике хвоста имеется кисточка. Уши круглые, прижаты к голове. Пасть полураскрыта, но без агрессии. Мышцы конечностей стилистически решены показом крупных и малых минда­лин (задние) и стилизованной комбинацией миндалин и круга (передние лапы). Фигурка, вероятно, представляла собой элемент магической композиции голов­ного убора. Аналоги довольно многочисленны в комплексах раннего железного века Евразии.

Золотая пластинка с изображением птицы

Пластинка имеет следующие размеры: ширина – 1,8 см; высота – 2,2 см. Изготовлена техникой штамповки. На поверхности пластины имеются три от­верстия для крепления ниткой – два сверху и одно внизу. На пластине изображена хищная птица. Голова повернута влево в профиль. Клюв крупный, сильно загнут вниз. Ниже головы на короткой шее имеется «во­ротник», характерный для грифа. Крылья широко расправлены и опущены. На рисунке выделены контуры скелета крыльев и оперение сверху и снизу. Хвост широкий, на конце треугольной формы. На хвосте рельефно проступают ноги.

Птица изображена на фоне полунницы, по бокам которой выступают небольшие рожки, а по центру – овальные выступы с отверстиями для крепления пластины. Данное изображение можно трактовать как геральдическое. Погребальный обряд был осуществлен следующим образом. Была вырыта яма 385x 270 см на глубину 40 см от древнего горизонта. В этой яме была вырыта яма с 90×145 см на глубину 150 см. Все стены и пол гладко отштукатурены гли­ной.  Выше был сооружен склеп, созданный из пахсы укрепленный деревянной конструкцией. По всей вероятности, этот склеп существовал какой-то временной отрезок, после чего были осуществлены последующие этапы – сооружения по­гребального комплекса – строительство насыпи, создание крепидыПредварительно можно датировать курган №1 и курган №2 временем III в. до н. э. – I в. до н. э. При дальнейших исследованиях возможен пересмотр датировки.


Мурат  Нурпеисов,

«Объединение музеев г. Алматы» (ОМГА)


Список использованной литературы: 

  1. История Алматы, т. 1. Алматы, 2006.

2. Васильев Ю. М. Двухактные погребения в археологии.  В сб. «Современные проблемы археологии России» т. 2. Материалы Всероссийского археологического съезда (23 – 28 окт. 2006 г., Новосибирск). Новосибирск, 2006 г., стр. 400 – 402.

З. Зайцева О. В. Практический опыт диагностики вторичности погребения. Погребение 3 кургана 17 могильника Шайтан-2. В сб. «Современные проблемы археологии России» т. 2. Материалы Всероссийского археологического съезда (23 – 28 окт. 2006 г. Новосибирск). Новосибирск, 2006 г., стр. 420 – 422.

ПІКІР ҚАЛДЫРУ